Изменений в закон Казахстана о клевете недостаточно

kz_news 2011 M05 30
970
0
1
0

Ограничения по искам о клевете – шаг в верном направлении, но диффамация должна быть исключена из Уголовного кодекса, считают медиаактивисты. Медиаактивисты Казахстана положительно отнеслись к...

Ограничения по искам о клевете – шаг в верном направлении, но диффамация должна быть исключена из Уголовного кодекса, считают медиаактивисты.

Медиаактивисты Казахстана положительно отнеслись к принятию законодательных поправок, ограничивающих использование исков о клевете и наказаний по ним, но заявляют, что необходимо дальнейшее реформирование для обеспечения свободы слова.

Изменения, принятые парламентом Казахстана 16 апреля, запрещают иски о диффамации против СМИ со стороны юридических, но не частных лиц. Вместо подачи исков предпринимательский сектор и госорганизации могут потребовать публикации опровержения.

Изменения также предусматривают уменьшение наказания, налагаемого судом по искам о клевете. В большинстве случаев подсудимый, признанный виновным, не может быть приговорен к заключению или другим ограничениям свободы. По искам о диффамации в адрес президента Казахстана или судей, рассматривающимся как особо важные дела, заключение заменено менее строгим наказанием – домашним арестом.

Долгое время Казахстан подвергался международной критике из-за внесения клеветы в Уголовный и Гражданский кодексы.

Вопреки надеждам активистов, уже в течение десяти лет лоббирующих внесение изменений, диффамация все еще является уголовным преступлением.

Но изменения, внесенные в феврале, означают, что уголовное дело о клевете может быть возбуждено, только если подсудимый уже проиграл иск о клевете по Гражданскому кодексу менее года назад. Единственным исключением, оставшимся от предыдущего законодательства, является то, что судебное преследование может состояться, только если предполагаемая клевета изобличает истца в коррупции и других тяжких преступлениях.

По словам депутата парламента Мурата Абенова, запрет на подачу исков о диффамации юридическим лицам расценивается как позитивный шаг. По его словам, в прошлом возможность подавать такие иски позволяла государственным чиновникам и владельцам частного бизнеса использовать свои предприятия и госструктуры как «дубинку для защиты от обоснованной критики».

По словам медиаактивистов, изменениям не хватает полной декриминализации, на которую они рассчитывали, как, например, полного исключения судебного преследования в отношении журналистов, пишущих о богатых и влиятельных гражданах, а также в отношении принудительного прекращения существования независимых СМИ.

Медиагруппа «Адиль Соз» подсчитала, что из 85 исков о клевете против медиаорганизаций, возбужденных в прошлом году, 23 иска были возбуждены учреждениями, а не частными лицами.

«Адиль Соз» распространила заявление с положительной оценкой принятия апрельских поправок в адрес парламента, но настаивает на полном исключении клеветы из списка уголовных преступлений; иски о диффамации должны иметь временные ограничения от даты предполагаемого правонарушения, а размер ущерба, подлежащего выплате лицам, должен иметь максимальный предел.

Отметив, что в прошлом году количество судебных преследований против журналистов по уголовному законодательству сократилось с 42 до 18, «Адиль Соз» заявила, что улучшения произошли в основном благодаря тому, что казахстанское правительство занимает более осмотрительную позицию в отношении СМИ с тех пор, как Казахстан в 2010 году занимал место председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Несмотря на это, отметила медиагруппа, общая сумма решений по возмещению ущерба увеличилась.

Журналисты, работающие в независимых и оппозиционно-настроенных СМИ, говорят, что частота судебных исков и сумма ущерба, взыскиваемого с них, доказывают, что закон используется для заглушения критики.

Например, в прошлом году оппозиционной газете «Взгляд» было предписано выплатить ущерб на сумму свыше 100 тысяч долларов США после того, как она проиграла дело о диффамации, и сейчас она закрыта в результате банкротства.

Независимому еженедельнику в западном Казахстане «Уральская неделя» также угрожает закрытие после возбуждения иска со стороны областной администрации и многочисленных частных предприятий. Только по одному из этих дел нефтедобывающая компания получила возмещение ущерба в сумме 140 тысяч долларов. Как отмечает главный редактор издания Тамара Еслямова, «существует большая разница между отношением к "Уральской неделе" и государственным газетам, которые редко выплачивают ущерб свыше 200 долларов после проигрыша в делах о клевете».

Председатель Медийного Альянса Казахстана Адиль Джалилов отметил, что даже с небольшими положительными изменениями всегда можно найти способы придраться к СМИ.

«Журналистов к уголовной или административной [гражданской] ответственности все еще можно привлечь по целому ряду законов, в частности, по закону о тайне частной жизни, о лидере нации [президенте Нурсултане Назарбаеве], о регулировании Интернета и другим нормативным актам», – отметил Джалилов.

В своем ежегодном рейтинге «Freedom of the Press» организация Фридом Хауз (Freedom House), базирующаяся в США, отвела Казахстану 172-е место из 196, что на три позиции ниже его прошлогодней позиции.

Анна Дрелих, контрибьютор IWPR в Алматы.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.

Оцените пост

1