Про то что было..

Аскар 2011 M05 15
1874
16
2
0

После всего что было на юви (про Пацифиста и Наурызбай батыре) +ответ nomad`у Да, Атилла-еркин унизил чувства казахов, оскорбляя память Абая - и ведь он в бане? ведь так? А пацифист че? он дальше...

После всего что было на юви (про Пацифиста и Наурызбай батыре)

+ответ nomad`у

Да, Атилла-еркин унизил чувства казахов, оскорбляя память Абая - и ведь он в бане? ведь так?

А пацифист че? он дальше, с одной темы в другую отписывается и стоит на своем.Не так ли?

да и давайте забудем про десткую наивность, что было то было.

 

>>>>Опять же кто виноват, что вместо куно беккера казахи не снимаю фильмы о своих батырах?

Тут вы не правы..делаем все что можем. Как я уже писал, даже в учебнике АНА ТІЛІ учат про историю этих воин..что и как , про братсво их , как жили и т.д. и т.п.  Могу привести пример как кочевники - ну это так, начало без конца. После этого фильма многие страны узнали про историю казахов, что были такие ханы и батыры, не так ли? А в будущем надеюсь еще снимать будут дальше.

 

О жизни Наурызбай-батыра известно немного, но в сохранились легенды о его подвигах. Но, кем же был Наурызбай спросил  nomad2010 и вот ответ:

Приводя данные о происхождении Наурызбая, бек Казыбек пишет следующее: «В роду человеческом кроме Наурызбая в жизни не встречал такого рослого и крупного. Кто бы мог подумать, что этот мальчик станет такой значительной фигурой. В расцвете сил плечи Наурызбая были вровень с горбами верблюда. И рядом с верблюдом он казался так же высок, как и сам верблюд. Соответственно росту, он отличался и лицом и статью. Позже он стал известен в народе как бахадур. Да, облик батыра, его телосложение выгодно подчеркивались высоким ростом. Отец Наурызбая был состоятельным человеком. Заметив, что сын с детства отличается богатырским телосложением, специально растил двух пегих жеребят, вместо воды поил их коровьим молоком. На одном из этих пегих коней Наурызбай отравился на первый бой с джунгарами. «Встретив в бою чванливых калмыков, Наурызбай на пегом коне умножил славу свою и народа», - воспевал великий Бухар Жырау.

Такое обьяснение канает? не?

Хотите еще узнать?

Когда в 1742 г. российский офицер Карл Миллер направлялся через Семиречье с дипмиссией в Джунгарию, он несколько раз встречался с Наурызбаем. К счастью, сохранились путевые заметки дипломата, в которых он пишет о впечатлениях от этих встреч, рисуя батыра умным, проницательным и обаятельным человеком.

Если интересно, попробуйте поищите путевые заметку Карла Миллера , мне кажется он вам ближе , чем нам.

Каракерей Кабанбай, Канжылагалы Богенбай, Шапрашты Наурызбай -это люди которые отдали все за счастье народа, казахского народа. И до сих пор о них помнят и они живут в сердцах казахов.

 

постскриптум: парни, давайте жить дружно? :)  зачем все это нам, что было то прошло..пацифисту ни как обьяснить не смогли, и наши не поняли что хватит уже.. Кто согласен чтобы эта была последняя тема про этот ажатаж?

Оцените пост

2

Комментарии

0
кто согласен что тема последняя и все?
я за, забудем про все что было
а пацифиста я даже не знаю в общем и его собщ тоже не читал.)
0
вместо того чтобы огрызаться в ответ, мог бы сделать красиво: извиниться если кого обидел, а он начал юлить, писать отвлекающие посты и т.п.
0
Пацифиста давно забанили. Опять всё пропустил. :-)
0
Вот правильный пост, я считаю. Вместо того, чтобы сраться, привести примеры. Просто рассказать, написать тут об этих персонажах. Но, считаю, писать надо не "великие батыры, гордость народа, честь и слава...", а давать чистые факты, документы, биографические справки. Умные люди сами разберутся в делах этих исторических личностей и сделают для себя выводы.
0
Ссылка на Казбек бека, это конечно хорошо. Это так для сведения.
Тенденция создания и бытования подложных источников получила в последнее время широкое распространение во всех странах постсоветского пространства, в том числе и в Казахстане, где появились свои псевдоисточники по истории казахского народа первой половины XVIII века. К ним можно отнести наряду с различными литературными подделками под народные фольклорные материалы такие письменные подложные источники, как «Шежире Шапырашты Казыбек-бека Тауасарулы» («От дальних предков до меня самого»), опубликованное прямым потомком самородка-генеолога Б. Кыдырбекулы [35] и «Отрывок из дастана Елим-ай», автором которого издателем и «историографами» этого сочинения назван знатный батыр племени керей Среднего жуза Кожаберген-жырау Толыбайсыншынулы (1683—1786), являвшийся современником первого историографа ( Казыбек-бек Тауасарулы жил в 1692-1776 гг.) [36].
В центре исторического повествования обоих произведений находятся события казахско-ойратской войны 1723—1730 гг. с той незначительной разницей, что в первом сочинении они выступают большей частью в роли исторического фона для описания подвигов батыров одного племени казахов, мужественно защищавших свою большую и малую родину от джунгарских завоевателей, а во второй — дана более широкая панорама военных и общественно-политических событий в казахских землях, связанных с трагическими последствиями «Актабан шубырынды» («Годы великих бедствий» — 1723—1725 гг.) для казахского народа. Здесь кратко рассматривается и резко критикуется недальновидная политика казахских ханов, султанов и кожа по отношению к своему народу в годы казахско-джунгарских войн и подчеркивается их органическая неспособность организовать всеобщее объединение воинских сил казахов на отпор главному врагу, а также настойчиво проводится тезис о многолетней военной поддержке Россией и Китаем Джунгарского ханства с целью уничтожения всех мусульман.
По формам презентации эти материалы характеризуются как информационные подлоги, когда имеет место создание только самого псевдоидентичного текста произведения, но не сходного по внешним признакам с историческими реалиями XVIII в. носителя информации — хлопчатой бумаги, письменного литературного языка (чагатайский тюрки) и типичного для письма образованных казахов того времени арабографического почерка насталик.
По технике изготовления — как интродуктивно-имитационные фальсификации, изготовленные по принципу аналогии их внешних и отдельных внутренних особенностей (наиболее типичной народной стилистики, широко распространенной в устной казахской повествовательной традиции дореволюционного периода; экзоэтнонимов и топонимов, а также конкретных знаний о некоторых общеизвестных исторических фактах и др.) с реальными историческими источниками и вкрапления подлинных исторических текстов (например, одного из ранее опубликованных текстуальных вариантов либо синтезированной на их основе общей литературной версии песни «Елим-ай») в современные авторские тексты близкого по тематике исторического содержания.
По способу камуфлирования фальсификации эти произведения можно считать легендированными подлогами, т. е. содержащими краткие сведения об истории их бытования до момента публичной легализации обоих текстов в печати. Так, в шежире Казыбек-бека говорится о том, что из всех написанных им четырех-пяти книг сохранилось лишь это рукописное сочинение, которое существовало при жизни автора в двух вариантах, но только один из них дошел до нашего времени в многократно переписанном (представителями нескольких поколений потомков Казыбек-бека ) виде, так как каждый очередной список хранился в земле и за время своего пребывания в непригодных условиях приходил в ветхое состояние. Сходная по содержанию легенда о существовании многих списков дастана «Елим-ай», переходящих от одного поколения потомков Кожаберген-жырау к другому на протяжении двух веков, приводится и в публикациях современных биографов этого поэта, посвященных его литературному творчеству. Но несмотря на то, что такая источниковедческая информация о его произведении носит довольно подробный характер, упомянутые разновременные списки дастана до сих пор так и не были представлены их «первооткрывателями» специалистам-историкам для текстологической экспертизы и на публичное обозрение.

По поводу Миллера лучше промолчать....
Показать комментарии
Дальше