шмуся моя

marie_antoinette 2011 M05 11
328
0
0
0

Ну вот, моя шмуся улетает в Шанхай. Изучать китайский и постигать тонкости азиатской культуры с соседкой-армянкой и Макдональдсом на углу, изучать тонкости национальных рецептов из сушеных...

Ну вот, моя шмуся улетает в Шанхай. Изучать китайский и постигать тонкости азиатской культуры с соседкой-армянкой и Макдональдсом на углу, изучать тонкости национальных рецептов из сушеных богомолов и пытаться выклянчить у суровой китайской мафии пару граммов (я бы на это посмотрела). И все это – под чутким контролем некоего узкоглазого Гены
Больше всего, конечно, я боюсь, что моей шмусе там понравится. Что останется она под сенью небоскребов продвигать семейный бизнес и ворочать миллионами своей недрогнувшей рукой в часах Audemars Piguet (хронограф, сталь с платиной, каучуковый ремень и никаких мещанских бриллиантов, все как надо). Угольно-черный пиджак и стальной взгляд, как у Интегры Хеллсинг. Звать ее, кстати, будут Суй Хуй Мяо Сяо, и счастливчиком будет (еще бы, с такой фамилией!) единственный на весь Шанхай Сити мужик выше ста восьмидесяти, владелец лофта в 200 квадратов на пятидесятом этаже с панорамой в 180 градусов. И забудет меня моя шмуся. Ту, что преданно и с любовью отдавала последние кусочки кексиков.
Нет, так дело не пойдет. Я ведь диверсию устрою, если так дело обернется. Ресторанный бизнес на двоих хотела? Стаканчики пластиковые собирать? Хрен тогда тебе, а не стаканчики, вот как!

Тоже уеду, одинокая и преданная. Кину в сумку пару джинсов, ноутбук, томик Сенеки , полосатые носки и  кредитки – и свалю в Кустанай, как грозилась. Найду коротышку пострашнее и выйду за него, назло тебе. Дом у нас будет охренеть: сарай на пустыре и кактус, к которому я буду привязывать козу. Конечно, так и задумано, это колониальный стиль, ты, мудак! Ничего ты в архитектуре не понимаешь. Двухуровневая библиотека и гараж на три тачки – эстетическая аберрация, как сказал бы Реверте. Это тебе не особняк в Коннектикуте. Тут тебе не там.

А еще, там я стану счастливой, потому что жизнь вдали от материальных излишеств, таких, как телефонный кабель и магазин с кроссовками, откроет мне путь к духовному совершенствованию. Да. Я стану толстой и крикливой, а руку мою будет украшать татуировка с сердцем. Красным. Нет, лучше роза и кинжал, и надпись вроде Estoy muy fucking feliz, не поможешь придумать? А, no, я и забыла, что ты меня больше знать не желаешь. А я бы похвасталась перед тобой своими отпрысками. Ты еще не знаешь? У меня будут два смуглых оболтуса. Одного будут звать Хорхе Мигель Луис Карлос Максимилиано Педрито, а второго Лионель. Насчет Хорхе Луиса я еще подумаю, но Лионель – точно! Правда, моих надежд они не оправдают, и не жить мне, старой, в особняке с колоннами
Педрито Санчес приткнется дальнобойщиком, обклеит кабину сиськами и будет появляться дома раз в полгода, а Лионель ограбит химчистку, чтобы достать денег на героин, и сядет мотать срок. И буду я тихими москитными вечерами наблюдать, как солнце закатывается за горизонт, подсвечивая кактус с козой, и с тоской вспоминать себя, двадцатидвухлетнюю, с пестрыми хохломинскими стенами в спальне ,Vogue в сумке ЛВ и жизнью, которая только-только начинается.

И пусть тебе, засранка, будет стыдно.

Оцените пост

0
Дальше