Трамвай

Геният Исин 2011 M05 9
1315
28
10
0

 - Послушай, - обратилась вертлявая спортивная машина к упорно пыхтящему трамваю, медленно катящемуся по своим всегда предсказуемым рельсам, - не надоело? Трамвай помедлил с ответом, высаживая и...

- Послушай, - обратилась вертлявая спортивная машина к упорно пыхтящему трамваю, медленно катящемуся по своим всегда предсказуемым рельсам, - не надоело?

Трамвай помедлил с ответом, высаживая и запуская очередную порцию пассажиров.

- Не надоело что? – спросил он после того, как снова медленно набрал свою небольшую скорость.

Спортивная машина развлекалась и катилась поодаль, хотя могла утопить педаль акселератора в пол и скрыться из виду.

- Ну все это... Пыхтение, качение, нагрузки, издерганные вечно чем-то недовольные пассажиры, машины, которые не уступают тебе путь, регулярное отключение электричества...

Трамвай доброжелательно усмехнулся:

- А почему это должно мне надоесть? Это моя доля. И я ей рад.

Услышанное сильно удивило спортивную машину, и она даже потеряла контроль и чуть не въехала в колдобину прямо на перекрестке, которую обычно умело объезжала.

- Рад?! – переспросила она. – Чему же радоваться в твоей унылой жизни? Ты ничего не видишь, встаешь ни свет ни заря, работаешь как лошадь допоздна, ты ездишь по заранее заданному маршруту, ты не можешь отклониться ни на йоту от него из-за этих твоих дурацких рельсов. Ты постоянно ломаешься. Неужели ты не хотел бы для себя другой, более счастливой доли???

- Моя доля – лучшая из всех. Во всяком случае, для меня, - выдав трель звонка, сказал трамвай.

Спортивная машина слегка возмущенно дернулась вперед, но потом сбавила скорость и снова покатилась рядом. Она ехала, с трудом сдерживая дурную мощь мотора, и увещевательно говорила:

- Ты, старик, видно начитался модных журналов, которые пассажиры иногда забывают на твоих сидениях, и занялся одной из модных штучек, вроде положительных аффирмаций или старого доброго аутотренинга... Я понимаю -  мой случай. Я модная спортивная машина. Меня в позапрошлом месяце забрали из салона. Мой хозяин молодой преуспевающий бизнесмен. Я одна из многих машин в его гараже. Он берет меня только для необременительных круизов по городу. И иногда он пускает меня попастись на скоростной трассе, где я выжимаю запредельные космические скорости. Меня регулярно холят в автомойке. Мой салон периодически подвергается обработке в виде химчистки и ароматерапии. Мой кузов полируется специальными лаками. Это я называю прекрасной долей. Ну а в чем прелесть твоей? Поясни.

Трамвай медленно вошел в поворот, и, не спеша, стал наращивать обороты. Обретя привычный ритм скорости, он ответил:

- Понимаешь. Отчасти, ты права. Жизнь мою не назовешь сладкой. Со стороны может показаться, что я вовлечен в скучнейшую рутину. Действительно, рассуждая с позиции здравого смысла, какой кайф можно словить в этой унылости? Ничего для себя. Все для других. Ни шага в сторону. Все время по заготовленному кем-то для тебя пути... И мне было однажды очень плохо. Когда я, новеньким, был доставлен на службу с завода в местный трамвайно-троллейбусный парк, я был полон надежд, ожиданий. Я блестел своими никелированными частями на солнце и рвался в  бой. Но уже в первый месяц работы меня охватила жуткая хандра. Меня никто не любил. Проезжающие машины поливали меня грязью, во мне сидели унылые и злые пассажиры, думающие разные грустные и вредные мысли,вагоновожатый вечно жаловался в слух на свою судьбу. Тут неоткуда черпать оптимизм. Дни тянулись долгой серо-черной лентой. Я потерялся во времени и в буквальном смысле влачил свое жалкое существование. Все было так до одного памятного для меня теперь утра.

Это было в воскресенье. В этот день с утра всегда мало людей. Я как обычно подъехал к одной из остановок и подобрал двух интересных пассажиров – пожилого человека с палочкой и веселенького озорного мальчишку, деда и внука. Мальчик с восторгом вбежал в салон и затопал своими ножками вдоль пустых рядов сидений. Дедушка с тревогой присматривал за ним. Потом малыш уселся на колени деда, чтобы сидеть повыше и смотреть в окно. У них, как я понял, не было определенного маршрута. Дедушка просто решил покатать внука на трамвае.

- Дедушка, - восторженно кричал мальчик, - в точности как в той книжке, про трамвай. И звенит также – дзинь,дзинь. А можно я брошу монетки в кассу?

Их разговор журчал как ручей, несущий свою прохладу в горной долине. От них исходила смешанная энергия – озорства и непоседливости, а также степенности и мудрости, объединенных тихой, но всеобъемлющей любовью.

И мне впервые вдруг стало хорошо. Ведь отчасти благодаря мне мальчик сейчас преисполнен счастья, а пожилой человек умиротворенно улыбается, сопереживая этому искристому счастью. Я понял, что могу быть полезным людям. Что кому-то я несу радость.

Они вышли на конечной, а затем снова вошли и заняли то же сиденье, чтобы вернуться на ту остановку, с которой начали свой путь. Когда они покидали меня, мальчик обернулся и помахал мне рукой.

- Спасибо, трамвайчик, - прокричал он, - мне очень понравилось. Это был самый лучший день в моей жизни!

С тех пор все изменилось для меня. В огромной серой массе пассажиров, эдакой грязной безликой массе руды, я стал выискивать сокровенные алмазы смысла – людей, которым я, пусть и косвенно, но приношу счастье.

Иногда я вижу как влюбленная парочка рисует на запотевшем окне сердечки, проткнутые стрелами. Как пожилой человек, всплеснув руками, узнает в бабульке в платочке свою первую любовь. Как студент, измученный сессией и сдавший последний экзамен, едет и радуется каждому листочку на дереве. Как солдат в увольнительной с упоением уплетает порцию мороженого и едет на мне в парк, предвкушая встречу со своей девушкой. Как теплом и радостью загорается лицо пожилой женщины, которой уступает место молодой человек. Как приезжий человек покупает билет и впервые видит горы и замирает, ошеломленный их величием...

Этих искорок счастья немного. Хотя, если уметь смотреть, их можно увидеть предостаточно. И именно они, а не электричество гудящее в проводах, дают мне силы продолжать мой путь.  И именно поиск этих искр и делает мою долю счастливой долей...

...................................................................................................

Спортивная машина, заслушавшись, спохватилась и обнаружила, что сопровождает трамвай уже несколько кварталов подряд. Она немного смутилась и, высокомерно посигналив, вырулила на 180 градусов и помчалась в голубую даль.

Но в ее мощном многосильном моторе появилась тихая грусть. Ведь она приносила сомнительное счастье только одному человеку...

Оцените пост

10

Комментарии

0
Затрагивает душу... Геният, скажи, сам придумал?
0
Сам. Навеяло одним трамваем на Шевченко-Байтурсынова, который я пытался обогнать.
0
грац! лови плюс
0
плюсанул, хорошо написал... душевно..
Показать комментарии
Дальше