• 41942
  • 168
  • 12
Нравится блог?
Подписывайтесь!

Настольная РПГ-партия "Тяжёлая доля пирата"

\\Вообще, так как я сам ни хрена не полевик (LARPG - ролевые игры живого действия), то писать буду о настольных РПГ-ах. Ну и, может, временами, анонсы с rpg.kz по полевым мероприятиям, нет-нет, да и выложу.

\\Думал, стоит ли выложить общее описание что такое настолки, их системы и прочее... но потом решил, что нехер. Это, всё ж таки, блог, а не энциклопедия.

 

Это была последняя партия, в которой я участвовал. Она прошла, страшно сказать, уже, по-моему полгода как тому назад. Я в ней являлся ДМ-ом и задумывал продолжение, толком написать которое всё не соберусь.

Основана она была на модуле из журнала "Dragon Magazine" и проводилась по системе "Dungeons & Dragons 4ed". Персонажи генерились на 11 уровень.

Завязка приключения:

Корабль "Оскал", ныне находящийся под командованием капитана Шустрого Вжика, бороздил Грозовое Море вот уже несколько десятков лет. Неисчислимое количество раз менялись ветра и снасти. Менялась и команда, и капитан, и назначение корабля. Однако, сейчас, на мачте "Оскал"а развевался чёрный флаг с черепом и двумя молниями по краям, и команду корабля вряд ли бы позвали на светский приём, или в купеческий ряд.
Флаг медленно спускался вниз. "Оскал" собирался в порт небольшого городка Ракот, и, конечно, не под пиратским флагом. Врочем и начальник Ракотского порта и хозяин таверны "Рыбий глаз", да и большинство портовых нищих, прекрасно знали чем занимается Вжик со своим экипажем. Но нездоровая борзота, в данном случае, была неоправдана. Тем более, что вскоре, возможно, при заходе в порт флаг спускать не придётся. Ведь это будет пиратский порт!

Город Напина, даже во времена Империи, считался жутко далёкой Тьмутараканью. Однако его расположение на побережье, у подножия хребта Краева, богатые шахты, успешная рыбная ловля, и неплохое лесохозяйственное производство, позволили этой деревне иметь собственную крепость, приличные каменные стены и даже собственного лорда, правда без титула.
Несмотря на то, что Напина располагалась на западном побережье материка, у Грозового Моря, из которого был прямой выход в Великий Океан, в Напине никогда не было толкового порта. Так, пристань на два корабля, и то не самых крупных. Верфей в Напине тоже никогда не было, разве что лодочная станция, где создавали небольшие судёнышки для рыбаков. Однако мощные орудия крепости, огромные уникальные катапульты, с зарядами отлитыми из тяжёлого металла, легко пробивали днища деревянных судов. А отличная зона обстрела из бойниц крепости, сводила на нет любую попытку проникновения в крепость с моря.
Конечно, катапульты разворачивались и в сторону суши, однако здесь обороне помогала сама природа. Огромный хребет Краева защищал город с севера, утёсы залива Крысы с юга, и уникальный Нерат с востока. Стене, длиной всего-то в половину километра оставалось лишь закрыть промежуток между Нератом и заливом Крысы, чтобы обеспечить относительную безопасность деревне.
Грозовое Море не баловало разнообразием морепродуктов, да и климат был не слишком благоприятный. Однако глубокое озеро Нерат оправдывало все рыболовные усилия. Нерат был огромен, но не в этом была его уникальность. Нерат был подземным озером. Внушительная часть его была под открытым небом, но ещё более внушительные просторы скрывались в тёмном гроте в хребте Краева. Небольшой канал, прорытый из Нерата в Грозовое море, почти всегда был закрыт мощной плотиной, и озеро жило своей собственной, подземной жизнью. Неизвестно из каких источников оно заполнялось, и по каким глубинным рекам уходило. Однако, в тёмных водах Нерата, то и дело попадались такие рыбы, которые были неизвестны даже самым продвинутым ихтиологам. Из некоторых рыб делали чучела, многих, уже проверенных - просто ели или продавали.
Ни искусными магами, ни особой набожностью Напина не славилась. Нет, маги, для повседневных нужд и защиты города имелись, да и церковь небольшая была. И этого вполне хватало для той полутысячи жителей, что жили и работали в Напине. Дварфы добывали руду, люди занимались всем остальным. Лесные жители долго не задерживались в городе, одна из статей дохода которого - лесозаготовка, а какие-то чудаки из редких рас, есть всегда и везде.

Когда Империя пала, лорды остались правителями, однако теперь самостоятельными. С одной стороны, это позволило не отправлять дань, а с другой Напина лишилась защиты, которую им предоставляла Империя. Знать города, обдумав сложившеесе положение, не стала тратить деньги на увеселения, а принялась создавать армию для обороны от внешнего врага.
Прошло несколько поколений, шло время, но "внешний враг" не приходил. А армия не любит сидеть без дела. Солдаты потихоньку начали уходить. Конечно, жалование оставшимся продолжали выплачивать, однако и остались-то те, кому деньги важнее доброй битвы. Не мудрено, что когда пришла реальная угроза, городу было нечего противопоставить. И, ныне, тролли окупировали город и близлежащие земли.

Вжик был ушлым и шустрым халфлингом. Он всегда знал, что и где можно сделать, с выгодой для себя. За то и был ценим командой. И вот, сбывая очередную партию добычи, в старом, проверенном, трактире, он услышал вскрик ужаса из верхних комнат, а спустя несколько секунд, по лестнице сбежала полуодетая девица с символом Пелора в руках.
- Как звать? - бросил он трактирщику, сгребая деньги в кошель.
- Соня Арктур. - пожал плечами трактирщик, не видя причин такого интереса.
А Вжик уже бесшумно выскочил из трактира, устремившись за девицей. Он привык доверять своей интуиции, и тут дело пахло чем-то хорошим.
Жрица бежала прямо к поместью местного барона, не обращая внимания на окружающую действительность. Вжик, следовал за ней, изредка зло шипя на "ночных работников", которые порывались поймать так вожделенно манящую плоть. Соня Арктур добежала до резных ворот и неистово затрезвонила в колокольчик. Заспанный стражник выглянул из караулки, и, нехотя, впустил ночную гостью. Вжика, конечно, никто впускать не собирался, однако тот проникал и не в такие дома, поэтому, уже через пару минут, он сидел на дереве, и наблюдал за разговором в спальне барона.
- Барон Фоли, это был не просто сон! - горячо убеждала Соня, толстого мужика в кружевной пижаме. - Это было послание! Послание от Алана! Ну, вы же помните Алана? Он отправился нести свет Пелора в эту, богами забытую, Напину!
- Успокойся, девочка. - вяло отмахивался Фоли - Ну подумаешь, кошмар приснился. Да, я помню, что я обещал присмотреть Алану место получше! Но пока, пусть набирается опыта в этой... как её... Напине.
- Да нет же, барон, я не о переводе Алана! Вы что, не слышите, что я говорю! Легионы Бэйна уже в Напине, и скоро они огнём и мечом пойдут вглубь материка!
- Я тебя умоляю, какие легионы? Я помню лордов этой Напины... Сейчас там правит Грегор Напина, точнее его мать, Ева Напина, пока сынок не войдёт в половоззрелый возраст. Это старая уважаемая семья, и никаким Повелителем Боли там и не пахнет!
- Леди Напина мертва! Алан сказал, что слуги предателя Аргуса Менсалина - тролли, убили её и захватили город!
Барон фоли расхохотался:
- Ну вот! Теперь ты сама подумай, и поймёшь, что это глупый ночной кошмар! Генерал армии, член знатнейшей семьи Напины - предатель? Ну это ещё ладно, может быть... Мне, честно говоря, этот Аргус самому не понравился. Но "тролли правят городом"? Не смеши меня! В их маленьких мозгах едва хватает разума, чтобы подчиняться своим вождям. А "править"? Нет, это решительно невозможно.
- Но, но... это так. - обречённо попыталась ещё раз Соня - Алан прислал сообщение... Он просит помощи. Это видение самого Пелора.
- Соня, Соня, Соня. Я бесконечно уважаю нашего Солнцеликого Пелора, но сейчас ты не права. Может ты не верно распознала видение, может просто слишком много думаешь об Алане... Ну пойми ты, девочка, я не могу рисковать армией, отправляя её в такую глушь, по "зову видения".
Барон побарабанил пальцами по столу.
- Знаешь, Соня, ты поищи кого-нибудь, чтобы более достоверную информацию добыли. Найми, что ли приключенцев каких. Я из казны оплачу... Тут, в Хавермере, какие-то герои недавно объявлялись. Совомедведа злого победили, да и вообще все из себя такие храбрые... Ну вот и попробуй их найти. А сейчас спать... спать... спать...
Впрочем, Вжик не стал дожидаться информации о том, предложит ли барон жрице свои покои, или поселит в гостевых, а может и вообще выставит на улицу. Сам Вжик бы ни за что не выставил... На ней такой пеньюарчик умопомрачительный... Мммм...
Халфлинг отправился в порт, прикидывая открывшиеся перспективы. Он помнил расположение Напины, и оно ему всегда нравилось. Лишь куча воинов, крепость с долбаными катапультами, да, в конце концов, законные правители, мешали сделать из Напины пиратский оплот Западного Побережья. Оно, конечно, для такого деал лучше бы подошёл какой-нибудь остров, но Напина тоже весьма хорошо располагалась. И сейчас, с ослабленной армией, без законного правителя... Надо только выгнать оттуда троллей и форт будет превосходным!

Это было зимой. Вжик с "Оскалом" переждал холода, и весной отправился вдоль побережья, к Грозовому Морю. Там, в Ракоте, у него были связи, и там он планировал некоторое время остаться. Добыча была оставлена в убежищах. "Оскал" шёл на серьёзное дело, и у Ракотских ревнителей порядка не должно быть ни малейшего повода сорвать дело.
- Нужна разведка! - отрезал Вжик, стукая маленьким кулачком по массивному столу в кают-компании, за которым собрались самые значимые люди на корабле.
- Ты, Вордон, возглавишь операцию! - тыкнул он пальчиком в массивного орка, который сидел со сдвинутой на лоб маской черепа и злобно скалился. Неизвестно, намного ли страшней он в маске, чем без неё, однако команда побаивалась этого неистового представителя оркского племени. Поговаривали, что он был разбойником ещё на суше, и лишь обстоятельства заставили его ступить на борт судна.
Впрочем, как знали все, это было уже довольно давно. Сам Вжик, около полугода назад, сманил его у конкурентов с корабля "Вечная Память", пообещав не только добычу, но и возможность вволю порезвиться на захваченных кораблях. Вжик не одобрял бессмысленного насилия, но никогда и не запрещал его. И если, весёлые пираты, решили запихнуть капитана захваченного корабля в бочку, и покатать его по палубе - то зачем же им это запрещать? И если эта бочка, случайно, натыкается на острие кинжала... чтож, судьба значит такая у этого капитана. Корм акулам нужен всегда.
- Грозный, ты тоже идёшь! - тыкнул Вжик в хобгоблина в какой-то хламиде и с железной пластиной на лбу. Колдун отсутствующе повёл ноздрями и кивнул.
- На берег идёшь! - уточнил Вжик - Проверишь на предмет магии, или других каких неприятных сюрпризов... Постарайся вернуться не один!
- Это мы ещё посмотрим, кто из нас, в случае чего, вернётся один! - прорычал орк, зыркнув на колдуна. Колдун не обратил на это внимания, продолжая принюхиваться к воздуху.
- Гроза будет. - отсутствующе сказал Тезлаг, поднимаясь - Я наверх.
Халфлинг проводил колдуна взглядом.
- Так-так-так... Вордон Смертоносный, Тезлаг Грозный... Кого бы ещё вам выдать в поддержку? Может самому... нет, сам не пойду. Не люблю я троллей. Они большие слишком. И воняют почище ведра требухи.
Послышался тихий "треньк" от кресла. Это, сидящий там дроу, спустил тетиву арбалета в мишень, нарисованную на дальней стене кают-компании. Струйка воды воткнулась в центр мишени на деревянной стене, пошла рябью, и опала на пол, образовав небольшую лужицу.
- Эрлин! Тоже пойдёшь... Постарайся там не лезть на рожон, твоей задачей будет, как всегда - прикрытие. Ну и, если тот кто управляет троллями окажется совсем непонятливым, разберёшься своими методами.
Вжик окинул взглядом кают-компанию. "Для успеха дела нужно ещё двоих... ну или, хотя бы, одного." Халфлинг, невидяще, остановил в вычурный эфес шпаги на поясе у массивного багбира и вновь глубоко задумался.
Крепкий молодой человек, всё это время сидевший в кресле и поглаживавший призрачного ворона у себя на плече, резко подался вперёд и повернул голову на халфлинга.
- Если нужна помощь - я помогу, - спокойствие и уверенность его ровного голоса шли вразрез с сумасшедшим взглядом. Он уже успел заслужить себе репутацию своим талантом к исцелению и тактической помощи в бою, потому ограничился лишь этим коротким замечанием.
Вжик отвёл взгляд от шпаги, на которую, он, похоже, всё-таки возлагал какие-то надежды и согласно кивнул.
- Хорошо, Килнли. Зная методы Вордона и Тезлага, твои способности в лекарстве им могут понадобиться.
Вжик ещё раз оглядел тех, кто остался в каюте и махнул рукой.
- Сойдёт. Всем не учавствующим, заниматься своими делами. В Ракоте никаких беспорядков, пока диверсионная группа не окажется за его пределами! Мне не нужны задержки, из-за лишнего литра пива!
Дождавшись, пока все уйдут, Вжик задумчиво посмотрел в сторону лестницы на верхнюю палубу, и мотнул головой.
- Тезлагу сейчас не до нас. Итак, ваша задача - разведать обстановку. Задача максимум - обезвредить катапульты. Не ломать! Если возможно, решить вопрос "полюбовно". Если нет, просто не допустить их использование! Ещё раз говорю - ломать нельзя! Иначе наш форт размажет по скалам первая же армада! Мои информаторы не знают, кто управляет троллями. Мысль "тролли управляют городом" - нелепа, но пока у меня нет опровержений этому.
Вжик прошёл вдоль стола, недовольно глянул на неумелый набросок карты и скомкал его.
- Картографы, под угрозой смерти, очень плохо рисуют. Поэтому карты местности у нас нет. Я бы посоветовал отправиться в Напину по суше. От Ракота туда ведёт торговый тракт, который, впрочем, сейчас пуст. Впрочем, можете попробовать и доплыть на лодке. Но это надо будет огибать мыс залива Крысы, так как пристань находится, практически, у самого хребта Краева. И, кто знает, этих троллей... Они могут пальнуть из катапульты по лодке, так, ради забавы, или из своей исключительной тупости.
Вжик, ещё раз подумал, и пожал плечами. Он запустил руку в карман своего сюртука, и достал оттуда небольшую невзрачную серебрянную монетку. Он, ещё раз осмотрел троих оставшихся в каюте и протянул орку.
- Не знаю. Думайте. Вордон - отныне это твоя проблема. Это магический сигнализатор. Как только катапульты будут обезврежены, сломаешь его. У тебя сил на это хватит. Или скажешь Тезлагу, чтобы ударил по ней направленной молнией. Через полчаса после сигнала, Оскал будет у берегов Напины, и форт будет наш! Удачи всем нам!
Вжик кинул скомканный листок в череп со следами пепла на нём, и ушёл наверх, следить за подходом к Ракоту.

Корабль партии:

Персонажи партии:

(не смотря на то, что я долго и упорно требовал квенты, их оказалось всего четыре штуки на пять персонажей. Впрочем, пятый персонаж просто присоединился позже.)

Тезлаг. Хобгоблин. Колдун. Корабельный маг.

Тезлаг был Вторым Колдуном Племени, но подняться до Первого ему вряд ли когда-нибудь светило. А всё оттого, какое значение приписывают шаманы его появлению на свет, а точнее – погодным условиям, которые сопутствовали этому процессу. Подумаешь, гроза разразилась с первым его криком! И длилась, не прекращаясь около двух недель, так что Племени пришлось искать новое место для поселения! И это они посчитали достаточным, чтобы вырастить из Тезлага мага, способного управлять погодой и не допускать впредь подобных бедствий? Притом, что он чувствовал прилив сил каждый раз, когда начиналась гроза, и вовсе не хотел ее усмирять. Ему нравился тот аромат и то напряжение, которое она привносила в воздух. Ему хотелось растормошить ее еще больше, высвободить всю ее энергию, оказаться в ее эпицентре, торжествуя и хохоча в унисон с громом! Разве не логичнее было бы учить его на боевого мага? Но разве молодого хобгоблина послушали?.. Хотя базовым атакующим заклятьям Тезлага, конечно, обучили; и всё, что входило в курс первичной подготовки колдунов – он освоил, но затем ему ясно дали понять, чего от него ждут, а чего – нет. Разогнать облака – да, оказаться в гуще боя – нет. А по умолчанию в обществе хобгоблинов это значило следующее: всегда оставаться пусть и единственным, но Вторым Колдуном. Потому что колдуны, стоящие ниже него, но отличившиеся во время битвы – смогут рассчитывать в будущем на Первое место, а у него такой возможности не будет. И Тезлага вовсе не успокаивал тот факт, что должность у него – стабильная и надежная, ибо вряд ли кто-то позарится. Одно это оскорбляло всю его хобгоблинскую амбициозную сущность! Однако он уж знал, где и как сможет проявить себя.

Племени предстояла масштабная битва. В то время как воины тренировались в победоносных криках или украшали оружие, Тезлаг вместе с шаманами и несколькими колдунами готовили ритуал, защищающий собратьев от вредных погодных воздействий. В частности, от высоких температур. Исходя из гениального (как считали все, кроме Тезлага) замысла Вождя – предстояло следующее: против хобгоблинов идет армия людей, закованных в сплошные стальные панцири, уверенно чувствующих себя и под градом стрел, и под вихрем ударов. Стоит выбить из них эту уверенность, и они превратятся в неповоротливые и легкие мишени! Как? В этом, конечно же, поможет незаменимый погодный маг. Он вместе с помощниками должен занять позицию вдали от поля боя – на возвышенности, откуда максимально усилит жар солнечных лучей. Низина, в которой будет проходить действо, превратится в раскаленный котел. Люди в своих плотных закупоренных доспехах вскипят, во всяком случае, их боевая эффективность снизится. Хобгоблины же, защищенные магией и снаряженные налегке не оставят этим бочкам ни единого шанса на победу.

Но Тезлаг собирался нарушить этот план. Ибо был уверен: когда наставники и Вождь увидят, как играючи он расправляется с противником, то признают правильность принятого им решения. Битва закончится, даже не успев толком начаться. Принеся пользу Племени, он заодно докажет на что способен как маг и чего достоит как хобгоблин!

Тезлаг осмотрел своих помощников: дюжина шаманов и пять колдунов. Все они, образовав два магических круга, будут питать его силой. При этом колдуны увеличат мощь творимых заклятий, а шаманы призовут на помощь духов, за счет которых возрастет связь с природой.

Хобгоблин воткнул в землю свой посох, заканчивающийся длинным стержнем. Вместе с головной серебряной пластиной и прилагающимися к ней сапогами, также обитыми этим металлом, они составляли профессиональное обмундирование погодного мага. Правда, посох был универсальным и подходил для работы с любыми погодными условиями, а вот пластина использовалась исключительно в грозовых случаях. И ее пришлось проносить тайно, дабы никто не заподозрил неладное. Когда помощники погрузились в транс, Тезлаг надел пластину. Она должна плотно прилегать к коже и приходилось регулярно обривать макушку, отчего вид хобгоблин имел преглупейший (поэтому в обычное время предпочитал прикрывать этакое непотребство шляпой).

Колдун втянул ноздрями воздух. Удивительно, но Тезлаг почувствовал запах грозы. Удивительно – потому что по всем предсказаниям ее не должно было быть; перед битвой он не раз проверял погоду, а наставники – перепроверяли. Что ж, тем лучше. Гораздо проще усилить эффект, чем создавать с нуля.

Тезлаг забормотал слова ритуала. Невероятно, насколько легко он обнаружил грозу и подтянул к себе! Такое ощущение, будто она сама несется к нему навстречу! Вот что значит сила, черпаемая из магического круга! Такое пьянящее чувство мощи! Главное не увлекаться! Нельзя допустить смерти среди участников круга, а потому – не осушать их и беречь от молний. Для того и пластина – с ее помощью, если разряд заденет кого-либо из окружающих, Тезлаг перенесет удар на себя и уведет в землю.

Армия людей целиком оказалась в низине. Хобгоблины высыпали навстречу. Сейчас по уговору на небе не должно быть ни облачка, лишь нестерпимо жаркое солнце. Но отчего-то его заволакивает тучами, поднимается ветер. Тяжелый и тревожный гул набегает издалека. За несколько секунд небо полностью темнеет, ясный день сменяется сумерками. Люди застыли. Хобгоблины тоже, но они приходят в себя быстрее и вновь бросаются в атаку. Битва продолжается, хотя все ее участники то и дело поглядывают вверх. Начинает казаться, будто тучи так и пройдут стороной, но в холм, на котором видны какие-то фигуры бьет молния и в это же мгновение небеса прорывает ливнем. Потоки воды обрушиваются в низину, превращая землю в топкую грязь. Рыцари двигаются с трудом, хотя хобгоблины практически не замечают неудобств. Посреди вражеского строя раздается оглушительный громоподобный хлопок, разбрасывающий людей в стороны. И еще один! И еще, на этот раз – на границе двух армий, повалив с ног и хобгоблинов. Вождь что-то кричит Первому Колдуну, который всматривается в вершину холма, где его лучший ученик должен был проводить ритуал. Но сплошная стена дождя вдвое сокращает видимость.

Тезлаг физически ощущает густой наэлектризованный воздух. Его рука, сжимающая посох – онемела, он ее не чувствует. Удар молнии оказался невероятной силы. Даже, несмотря на свою хваленую устойчивость, погодный маг едва пережил его. Кожа под серебряной пластиной обгорела и та, похоже, намертво прикипела к голове. Зато все участники круга – живы. Они чувствуют, что всё идет не так, как должно, беспокоятся, но Тезлаг их не выпускает. Ему еще нужна их сила, он еще не пускал в ход молнии, бой еще не окончен, битва не выиграна! Плохо только, что видимость сократилась. Облететь бы низину, осмотреть…

Тезлаг почувствовал, как что-то рывком выдергивает его из тела. И мошки мельтешат в глазах. Нет, не мошки! Это две армии! Они так далеко от него, что не разобрать, кто из них люди, а кто хобгоблины. Никакой разницы. А была ли разница там? Там он чего-то хотел. Признания, первенства, почитания. Зачем? Он плохо помнил себя того. Сейчас он часть чего-то большего, чего-то всеобъемлющего! Он там, где гром и молния, и тучи, и ветер, и град только зарождаются. Однако Тезлаг заметил и кого-то еще. Огромные хобгоблиноподобные существа, властелины грозы. Они проходили мимо. Обычно они проходят намного выше, а то и вообще за пределами этого мира. Но сейчас они спустились. Потому что он позвал их? Потому что они позвали его? И снова эти мошки перед глазами! Чтоб их!

Тезлаг махнул рукой и полсотни молний иглами вонзились в мошек, хлопнул кулаком и раскидал их во все стороны. Мошки начали разбредаться. Ну нет! Щелчок пальцами и с них срывается нечто ранее невиданное – шаровые молнии, они медленнее обычных, но зато ими проще управлять. Мошки как будто приблизились, Тезлаг начал различать среди них блестящих и темных. Пустил в блестящую разряд, а он принялся скакать от одной к другой. Вот удалось разглядеть, что темные – копошатся в воде. А если молнию в воду запустить? О, разом все успокоились! А это холм, похоже. А на нем и не мошки вовсе, а фигуры: в два круга стоят и одна в центре. Хотя нет, не стоят, почти все лежат. Очень уж они напоминают кого-то. Хлоп, еще одна упала! Хоп, вторая! Хоб, третья завалилась… Одна осталась, за посох держится, потому и не падает… Сейчас мы ее!

Тезлаг с ужасом очнулся. Не может быть, подумал он. Но оглядевшись по сторонам, понял что может. Вокруг лежали скрюченные и высохшие тела хобгоблинов. Тезлаг оторвал онемевшую руку от посоха и принялся ее разминать. Непроизвольно щелкнул пальцами, с них сорвалась едкая шаровая молния и угодила в ближайший труп. Поморщившись, колдун перевел взгляд на низину: в лужах плавали тела его собратьев, в податливую грязь всё глубже проваливались закованные в латы тела людей. Небо вновь было ясным. Пятно грозы чернело где-то на севере.

Тезлаг ощущал в себе часть той силы, которой так бойко орудовал всего несколько часов (или дней?) назад. Чувствовал ли он себя виноватым? Безусловно, он полностью осознавал, что погубил свое племя. Испытывал ли он угрызения совести? Нет, потому что это означало признать смерть его сородичей бессмысленной и напрасной. А обретенные опыт, знания и силу – бесполезными. Но он так не считал, не хотел считать и не мог. Потому что выжил. Значит, для чего-то все-таки это было нужно.

Тезлаг оправил одежду. Наэлектризованная ткань прилипала к шерсти. Или шерсть к ткани? Колдун привычно втянул воздух ноздрями. Гроза словно оставила за собой след. Для него? Он вновь посмотрел на север. В этом направлении находилось что-то важное. Их поселение. Что ж, теперь он может стать хоть вождем. Но что будет делать вождь без племени? Детеныши и немногие женщины, оставшиеся в деревне – не в счет. И если уж начистоту, то племя свое он опозорил. Впрочем, даже это Тезлага больше не волновало. Удивительно, как меняет хобгоблина одна-единственная гроза. Вчерашние амбиции стали казаться несущественными глупостями, после того как побывал там, в самом сердце стихии. Но, по крайней мере, Тезлаг определил для себя новую границу добра и зла. Всё что несравнимо с геноцидом родного племени – не есть зло. Еще раз подобное он вряд ли когда-нибудь совершит, так что к вопросам морали можно больше не возвращаться.

Тезлаг отправился в сторону поселения. Скорее всего, гроза уже прошлась там. Оставшиеся соплеменники либо мертвы, либо, если им хватило ума и прыти – где-нибудь скрылись. В любом случае, он им уже все равно ничем не поможет. Он идет за грозой. За теми силами, что скрываются в ней и что оставили след в нем самом. Пусть они его заберут с собой или убьют. Или он сам возьмет свое.

Тезлаг прошел за грозой на север до конца континента. И лишь на высоком скалистом мысе ему удалось догнать ее. Он чувствовал, что гроза пойдет и дальше, по морю. Только вот в его планы это не входило, так как ни летать, ни плавать хобгоблины не умеют.

Маяк? Отлично. Важно забраться как можно выше. Тезлаг глянул вниз на волны, бешено бьющиеся о каменные уступы – тоже неплохо: в этом месте можно создать замкнутую систему, так что гроза будет практически питать сама себя. Остальное было делом привычным: ощутить, подтянуть, привязать к посоху.

Это продолжалось несколько долгих лет. Иногда Тезлагу казалось, что он сходит с ума, иногда, напротив, обретает ясность рассудка. По подземному ходу он спускался в пещеру, образовавшуюся внутри мыса, ловил там рыбу или припасы и тела, с потопленных им кораблей, которые прибивало волной. В какой-то момент он почувствовал, что дальше так продолжаться не может. В конце концов, он не болотный маг, а грозовой! Ему необходимо действовать, а не прирастать задом к камням! Сидение на месте не приблизит его к цели! Ему нужно дальше, в море! Плохо только, что он, похоже, распугал всех мореплавателей, пока оттачивал на них свое мастерство. И теперь сюда сунутся разве что бесшабашные пираты или контрабандисты…

***

Я был корабельным лекарем, когда приключилась эта история. Наш капитан не раз ввязывался в отъявленные авантюры, из которых ему всегда удавалось выйти практически без потерь, да еще – что главное – с солидной добычей в придачу. Подобная слава действовала нам на руку, когда дело касалось пассажирских или грузовых судов, но она же начинала привлекать излишнее внимание со стороны правителей крупных портовых городов и других пиратов. Рано или поздно, либо первые встретят нас объединенным военным флотом, либо вторые настигнут в море – наш брат тоже может сплотиться против слишком удачливого конкурента. Нам бы переждать какое-то время. Это капитан понимал, но и сидеть без дела не мог. Поэтому мы покинули наши «родные» воды, в которых успели изрядно нашуметь и отправились вдоль побережья на запад.

Целью был – мыс Дьявола, молва о котором приобрела популярность в последние несколько лет. Слухи сходились на том, что сокровища там есть, но расходились по поводу того, что же их охраняет: природные духи или души умерших, тысяча чертей или одинокий дракон. Причинами для подобных сплетен послужило то, что мореплаватели стали избегать этом мыс, так как вблизи него творилось поистине что-то неведомое. Начать с того, что над этим кусочком суши якобы ни на миг не утихала гроза: нависшие черные тучи, постоянный дождь и полдюжины молний, словно бы живущих своей собственной жизнью. Далее: терпевшие бедствие корабли, проходившие близко к мысу –ветром их буквально насаживало на рифы, а то и метко поражало теми самыми молниями. Также некоторые очевидцы рассказывали о том, что гром порой слышался не из-за облаков, а раздавался непосредственно посреди палубы, оглушая всю команду. В конце концов, суда стали обходить это гиблое место стороной. А в народе подобной чертовщине нашлось простое объяснение в виде несметных богатств и, как водится в таких случаях, неких силах нежелающих, чтобы к этим богатствам подобрались. Однако наш капитан считал чуточку иначе: кто-то или что-то прямо-таки явно хочет, чтобы его заметили и отобрали к чертям все его сокровища, иначе, зачем еще вывешивать такую яркую вывеску с приглашением? И даже в том случае, если байки останутся байками – сама мысль, что где-то плавают нетронутые остатки как минимум дюжины кораблей, которые могли перевозить нечто ценное, и никто ко всему этому не решается подступиться – не давала капитану покоя.

Когда мы подплывали к месту нашего назначения – подтвердилась еще одна деталь: на мысе стояла какая-то постройка, однако, это оказалась вовсе не крепость и не башня магов, а старый, уже долгие годы не использующийся, маяк. И да, над мысом неустанно бушевала гроза – ее мы заметили еще издалека. Бросили якорь в пятистах-шестистах метрах от поднимающихся из воды скал. Мыс действительно был неприступен. Подобраться к нему казалось невозможным, разве что с обратной стороны, проплыв изрядное расстояние в обход. Но изучая мыс в подзорную трубу, капитан сообщил, что в нем есть пещера, вероятно даже с небольшой бухтой, откуда, вполне возможно будет ход к маяку. Во всяком случае, это объясняло бы то, как с маяком поддерживали связь в те времена, когда он еще использовался.

Итак, план был таков: попытаться подобраться к мысу на шлюпках, проникнуть в пещеру и устранить возможную причину буйства стихий, чтобы уж не мешала. В случае если прохода наверх не отыщется – насобирать все, что плохо лежит, точнее, плохо тонет – грузы наверняка прибило внутрь пещеры – и как можно скорее возвращаться на корабль.

Капитан взял с собой почти всю команду. На корабле осталась лишь минимальная охрана да те, от кого проку в подобных делах немного, например, кок, и в частности, я. Наша задача – быть готовыми к возвращению остальных.

Всего спустя час или два, после того как наши парни скрылись в черноте предполагаемой пещеры – а доплыли они без каких-либо проблем – поведение бури переменилось. Волны прямо-таки с неким остервенением начали биться о скалы – даже мы почувствовали усиление качки; молнии, которые раньше, казалось, лениво прорывались где-то в поднебесье, изредка достигая поверхности земли – стали метко бить по маяку, порой по пять-шесть за одну секунду; гром явственно сотрясал постройку изнутри. Все кто был на корабле – припали к борту, следя за происходящим и стараясь не упускать ни единого звука. Что они пытались услышать: предсмертные крики наших ребят или дьявольский хохот, хохот того, чей мыс мы потревожили своим присутствием?

Живая гроза продолжалась еще около часа. Иногда выдавалось короткое затишье, после которого и гром, и молнии, и волны начинали бить с новой силой. Однако чувствовалось, что с каждой такой заминкой напор стихии слабел, а нависшие буквально над самой крышей маяка тучи – понемногу рассасывались. Последний разряд молнии, прямой и тонкий как жердь сорвался с небес, и после этого буря стихла. Мы слышали лишь, как мерно бились волны о борт корабля.

Прошло еще около часа и на фоне мыса появились шлюпки. Они медленно приближались, и их оказалось явно меньше, чем мы спускали на воду. Выхватывая друг у друга подзорную трубу, пираты рассматривали возвращающихся собратьев. На этот раз не было никаких сундуков с сокровищами, никаких заложников, и команда ощутимо поредела. Якорь мне в задницу, да их осталось не больше трети от того количества, которое капитан брал с собой! Огромные потери по сравнению со всеми прочими вылазками вместе взятыми! И это притом, что никакой добычи! Вот труба дошла и до меня. Я пробежался взглядом по лицам пиратов, сидящих в лодках: потрепанные, изможденные, обожженные. И тут я заметил его. Он был чужим среди нас, хотя его внешность и не являлась столь уж экзотичной для этого корабля. Худой хобгоблин в необычном одеянии и с всклокоченным волосами. Кто он? Пленник? Тогда почему не связан, если не считать наложенных на скорую руку бинтов? Неожиданный союзник? Тогда почему пираты зыркают на него исподлобья? Единственный выживший из тех, кто доставил нашим парням столько хлопот? Или… он единственный, кто доставил столько хлопот? В одиночку убил стольких людей? Тогда понятно, почему капитан взял его с собой – это трофей! Но опять же – не выглядит он ни как трофей, ни как поверженный враг. Он выглядит победителем! Как и капитан! Они считают, что оба в выигрыше! Но о чем, черт побери, эти двое сумели договориться?!

Даже спустя несколько лет мне так и не удалось этого узнать, равно как и никому другому. И то, кем же всё-таки является этот хобгоблин – для всех тоже остается тайной, ну, кроме капитана.  Нет, некоторые подробности прояснились сразу же. Представился наш новый соратник (а в этом уже не было сомнений) как: Тезлаг Громободра (впрочем, за глаза его стали называть проще – Грозным). И был он колдуном невероятной силы, способный управлять погодой. Он наполнял наши паруса ветром, когда надо было нагнать корабль-жертву или оторваться от преследователей. Он успокаивал шторма, грозившие нам гибелью. И обрушивал свои разрушительные молнии на врага, если нам предстоял бой. С его помощью мы даже изобрели новую тактику проникновения на некоторые суда: небольшой отряд пиратов, скача по воде аки посуху пробирался на корабль и устраивал диверсию. Порой его магия спасала нам жизни, казалось бы, в самых безвыходных ситуациях. Так что потеря большей части команды оказалась вполне оправданной, благо потом мы набрали новых людей.

Но что ему пообещал капитан? Ради чего ему оставаться с нами? Деньги Тезлага не сказать, чтобы очень интересовали – он их и сам может наклепать. К какой-либо власти над людьми этот колдун тоже не рвется, хотя боятся его не меньше чем нашего боцмана, а уважать – задайся он такою целью – могли бы как капитана. Нет, его страсть – в природных стихиях, в их первородной силе. Тезлаг с одинаковым упоением впитывает энергию бури и высвобождает ее. Такое ощущение, что он сам хочет стать живой молнией, быть воплощением грозы, если такое возможно. Пока он не достиг этой силы, и страшно представить, что будет, когда достигнет, но он явно ищет ее.

Неспроста мы расширили свою зону деятельности, успели побывать в разных частях света, нас теперь заносит в такие места, куда раньше даже не подумали бы соваться. И как в старые времена – тут уж благодаря чутью капитана – без своей выгоды не остаемся. А вот без жертв теперь не обходится ни одна вылазка – тут уж «благодарить» приходится нашего корабельного колдуна. В случае массовой потасовки не щадит ни своих, ни чужих – лупит молниями по всем, и непонятно, то ли ему это нравится, то ли уж такова природа его магии. После того, как с не опаленной шкурой остался разве что кок – среди пиратов стали ходить слухи, будто Тезлаг погубил подобным образом сначала своих напарников, затем отряд соратников, а потом и всё свое племя (жертв было тем больше, чем дольше об этом говорили). Причем одни утверждали, что именно так колдун и обрел свое могущество, а другие считали, что тогда он еще научился должным образом контролировать свои силы. И, тем не менее, если дело ведет пиратов на сушу, они предпочитают, чтобы с ними был Тезлаг.

Правда, на корабле его всё также стараются сторониться, а он отвечает взаимностью. Хотя нет, он-то не сторониться, он просто как будто не всегда нас замечает. Зато всегда обращает внимание на изменения в погоде. Водит носом, как будто пытается учуять что-то в воздухе каждый раз, когда мы оказываемся на новом месте, а то и по несколько раз на дню, хотя корабль все это время стоит на якоре. А если на море начинается шторм, но время и обстоятельства позволяют, Тезлаг забирается на самую высокую мачту и, может это очередные слухи, но говорят, что он летает. Не знаю, кто это мог видеть, ибо в такие моменты ни у кого нет желания мокнуть за зря да еще ветром быть выброшенным за борт.

И, тем не менее, несмотря на все его странности, несмотря на то, что о нем говорят за глаза, Тезлаг, похоже, влился в нашу команду. Надолго ли?

Вордон. Орк. Варлорд. Корабельный боцман.

Плеск разбивающихся о скалы волн был слышен далеко-далеко внизу. Багровый свет заходящего солнца освещал высокий и крутой обрыв, на краю которого стоял окровавленный орк.

Чутье подвело его.

То острое ощущение опасности, которое помогало ему выживать в самых опасных ситуациях. То чувство, которое позволяло его разношерстной банде заниматься грабежами, исследовать древние гробницы и уничтожать врагов, оставаясь при этом безнаказанными.

Может быть, он чем-то нарушил старую клятву сеять хаос и разрушение, и темная сила Груумша больше не благоволила ему. Возможно, в рядах его банды появился предатель, которого он не смог раскусить. Впрочем, сейчас это было не важно. Караван мирных торговцев оказался битком набитым солдатами. Воинское мастерство и быстрые ноги спасли его, но не его соратников. Большинство из них уже были мертвы, закон заочно вынес им смертный приговор. А он стоял зажатым в ловушке. Приближающийся стук копыт ясно давал понять, что скрыться ему не удалось.

Смерть была уже рядом. Позади была чуть менее вероятная смерть.

Звон сброшенной кольчуги был знаком того, что выбор сделан. Теперь его предусмотрительность должна была еще раз послужить ему. Волшебный щит, что был способен поддерживать его владельца на плаву сколько угодно был его последним козырем. Только он не планировал, что придется бросаться в воду с такой высоты. И далеко не факт, что его подберет какой-нибудь из проходящих кораблей, пока он не умрет от голода, собственного или морских хищников.

Воткнув меч глубоко в землю, он еще раз взглянул на закат и криво ухмыльнулся. Нет, так просто его не взять.

Разбежавшись так, что окружающий мир слился в единую разноцветную линию, Вордон Смертоносный, теперь уже бывший главарь удачливой банды жестоких мародеров, с диким криком «ГРУУМШ!!!» прыгнул вниз…

Резко вскочив с постели, орк, не глядя, схватился за меч. В то же мгновение его рубаха со звоном превратилась в кольчугу. Да, его предусмотрительность никогда не засыпала. Оглядевшись по сторонам, он, наконец, понял, что это был сон. Не простой сон. Сон о его прошлом. И о его будущем.

Он потянулся к фляжке и отпил большой глоток крепкого рома. Темные силы, что благословили еще во время рождения, снова напомнили о себе. Они хотели больше хаоса и больше разрушений. Кто-то назвал бы это проклятием. А он не был против и дальше служить им.

Сейчас он находился уже на третьем за свою жизнь пиратском корабле. Другие погибали, а он выживал, как обычно. Теперь он был главным над целой командой головорезов. Тот факт, что он мог одним лишь усилием воли причинить боль, было для них достаточным поводом как для беспрекословного повиновения так и веры в его чутье.

Сейчас чутье явственно говорило о том, что он должен усерднее служить своему делу.

Иначе сила покинет его.

А без благоволения Груумша его жизнь не продлиться долго.

Элрин. Дроу. Рог-убийца. Член экипажа.

Элрин. Это мое имя. Обычно мой народ добавляет к нему имя Дома, но я слишком давно бездомный, чтобы претендвать на эту привилегию.

Дом Туин'Тарл был не самым старым и не самым уважаемым среди благородных Домов Мензоберранзана. Мы... они завоевали уважение торговлей и дипломатией.

Моя жизнь с самого начала была в услужении дому. Я был отдан в военную школу. Обстановка там примерно как в банке с пауками. Пришлось быстро учиться не привлекать внимания и скрывать следы своей деятельности. Я выжил. И не был пойман. Это и была самая главная часть обучения. В военных искусствах я преуспел меньше. Никогда не любил, когда у меня перед носом размахивают всякими острыми железками. А проблемы свои предпочитал решать на расстоянии слышимости. Или полета арбалетного болта. Чтож. Стрелки тоже были нужны.

Дальше рассказывать почти нечего. Были разведывательные валазки, зачистки, охрана Дома и караванов. Простая, но неблагодарная работа для стрелка. Все лавры, обычно, достаются рубакам на передовой, а хороший выстрел мало кому приносил уважение. Сейчас я понимаю, что это скорее благословение, но тогда я был моложе, глупее и тщеславней. Совершая сотое убийство, не получив ни царапины в ответ, поневоле начинаешь думать, что так будет всегда, амбициозность зашкаливает. А когда к этому примешивается зависть и юношеская влюбленность. Вам не захочется повторить мой путь уж поверьте. Даже вспоминать стыдно, каким идиотом я был.

Я возжелал практически невозможного - войти в число "благородных мужчин" Дома Туин'Тарл. Но это было бы невозможно без некоторой перестановки среди глав дома. На мою беду, сложившееся положение не устраивало не только меня. Младшая дочь матроны желала подняться выше в иерархии дома. Но между ней и ее целью стояли еще две соперницы. У Нилин, так звали младшую дочь, небыло шансов вознестись мирным путем. Зато была масса планов, как это проделать максимально жестоко и болезненно. И для этого ей были нужны чужие руки. Например, того влюбленного телохранителя, который, к тому же пользуется некоторым уважением среди себе-подобных. Несколько ночей вместе, обещание власти и вознесения в число благородных мужчин, и он уже готов голыми руками придушить дракона.

Сейчас я понимаю каков был ее план. И разумеется, она использовала меня на полную катушку. И добилась таки своего. Один "несчастный случай" спровоцировал открытое противостояние между Нилин и Дейдрой. Которое завершилось смертью старшей сестры. Не без моей помощи разумеется.

К сожалению, кому-то за это нужно было ответить. Крайним оказался тот, чей арбалетный болт вынули из глаза старшей сестры. И, почистой случайности, он оказался моим. Далее, последовала совершенно готическая сцена расставания. Похоже, Нилин действительно мне симпатизировала. Но симпатии и личная привязанность мало значат на арене плаща и кинжала. Их хватило только на то, чтобы позволить мне сбежать из города. Сейчас мне этого более чем достаточно, но тогда...

Мне повезло, что меня не преследовали. Так что я мог свободно лелеять планы мести и проклинать свою судьбу. Лучше бы я поменьше занимался этим. Тогда, быть может, избежал бы второго удара по своей гордости. Меня взяли в плен дуергары. Сволочные коротышки. Будь они подогадливее, то продали бы меня назад в Мензоберранзан, в мой бывший дом. Им бы заплатили неплохую цену. Но они шли на поверхность и ради одного меня решили не менять курс. Это было обидно. Я-то надеялся, что меня хотя-бы допросят, будут обращаться как с особенным, а они даже разговаривать со мной не стали - просто приковали к общей цепи и забыли.

А потом была поверхность. Мы шли, в основном, по ночам. Да и настроение у меня было не то, для того, чтобы любоваться окружающими красотами. Время я проводил вынашивая планы побега. Планы, которым не суждено было сбыться.

Меня купили. Знаете, как это бывает унизительно стоять и смотреть, как какой-нибудь жирный ублюдок пялится на тебя как на корову, которую хочет купить? Как надсмотрщик лупит тебя хлыстом, чтобы сбить с лица надменность и гордыню? Терпеть не могу этих торговцев живым товаром. Но нужно было что-то побольше, чем выбить из меня гордость. Пинки и зуботычины я перенес. Сломило меня то, что в итоге меня купили.

Его звали Мануэль. Он был главой городской банды. Он был достаточно мудр, чтобы держать в подчинении целую "серую гильдию". Справился и со мной. Сначала меня держали в каком-то карцере, ожидая пока я созрею достаточно, чтобы меня "приготовить". Мануэль часто пользовался поварским жаргоном, для изложения своих мыслей. И вот после кладовой я попал на разделочную доску. Мне доходчиво объяснили, что таких как я на поверхности боятся и прикончат, при первой же возможности, что если я попробую сбежать, меня все-равно нигде не примут, а под чутким руководством Мануэля, я смогу пожить в относительном спокойствии. От гордости моей тогда осталось довольно мало. Глупость тоже повыветрилась. И я решил остаться.

Тогда я еще не расчитывал задержаться в тех местах надолго. Думал, разузнаю что да как и тронусь дальше. Но прошло 10 лет, прежде чем я покинул этот город. До меня долго доходило, что идти мне, в сущности, некуда, делать нечего и так далее. А здесь мне предложили применение моим способностям, оплату и почти нормальную жизнь. Все-равно придется маскироваться, не заводить отношений, но это хоть что-то.

Жизнь была довольно мирной. Не так уж часто приходилось "сервировать стол" для Мануэля. В основном, жертвами были наглые приезжие "гастролеры", которые не желали соблюдать установленный порядок. Иногда нужно было "сходить за продуктами", тоесть выкрасть документ или драгоценность. Случалось, что нужно было ненавязчиво обеспечивать безопасность кому-нибудь из наших работников или их семьям. Да и меня старались привлекать поменьше. Всеж таки внешность довольно приметная.

Заработаных денег хватало, чтобы жить безбедно и даже держать преданного слугу. Но вечно это продолжаться не могло. Я был удивлен, узнав скольким людям я наступил на хвост. Когда власть в городе сменилась, мне пришлось срочно его покинуть. Когда против тебя настроена большая часть города, как-то не повоюешь. Пришлось исчезнуть.

Скитаясь по миру и избегая крупных городов, где на меня все еще могли охотиться, я все больше и больше погружался в нищету. Гордость, которую я, казалось обрел, не выдержала тягот жизни без дома. Приходилось даже заниматься карманными кражами. Ночевать в придорожных канавах. Давно немытые волосы утратили свою белизну, а красные глаза помутнели. Спивался. Реальность нравилась мне все меньше.

В какой-то момент я понял, что нужно сменить климат. Переехать на другой континент. Туда, где на меня не расставлены силки и можно дышать свободно. Мысль оказалась настолько свежей, что откладывать ее выполнение в долгий ящик я не решился. Да и что еще мне оставалось?

Рискнув здоровьем, я связался с некоторыми старыми знакомыми. И один из них порекомендовал мне хорошего капитана. Довольно быстро собрав достаточно денег, я поднялся на борт «Оскала». Путешествие обещало быть интересным и быстрым. С пиратами всегда так. Меня, впрочем, это полностью устраивало.

На корабле я обжился довольно быстро. Качка не доставляла мне особых хлопот. Даже пользу удавалось приносить и не путаться под ногами. Как мне объяснили, пираты не любят бездельников. Да и я уже устал от безделья. Плавание оказалось настолько удачным, что капитан предложил мне остаться на корабле. Хороший стрелок никогда не был лишним при абордаже. Хоть я и не блистал в рукопашной, но толку от меня, порой было больше.

Так и решилось.

Корлэн/Килнли. Человек. Шаман. Член экипажа.

Корлэн сидел на пологой крыше, обхватив руками согнутые колени, и смотрел на верхушки деревьев, тянущиеся до самого горизонта, на редкие облака, медленно движущиеся под властью далёкого ветра, на багровое закатное небо. Там, высоко, пролетел орёл. Он сам выбирал своё направление и сделал несколько кругов, как бы насмехаясь над подневольными клубами пара. Корлэн, как всегда, залюбовался полётом птицы, и не сразу услышал тихий голос девушки, сидящей рядом:

– Когда-нибудь я научусь летать, и тогда уж ты точно не сведёшь с меня глаз, – Корлэн повернул голову и любовно посмотрел в её озорно-весёлые глаза. Его не переставало удивлять то количество нежной невинной ласки, которое она умудрялась вложить в каждое своё слово, в каждый свой жест. Словно в дурмане, он потянулся к ней всем телом и прильнул к устам – таким желанным и горячим. И снова его с головы до пят пронизало это чувство. Голова шла кругом, тело дрожало, – он не мог поверить своему счастью. Но Трэла ловко отстранилась, преграждая путь его губам своими тонкими пальчиками:

– Нам пора собираться, – сказала девушка.

***

Это очень просто – быть счастливым, когда ты родился и вырос в лесу, когда над головой – голубое небо, под ногами – твёрдая почва, а вокруг раскинули свои ветви вековые деревья. И всё здесь живёт своей жизнью, всё цветёт, рождается и умирает, порождая за собой новую жизнь. Какие, должно быть, счастливцы – эльфы, для которых лес – естественная среда обитания. Немногие из людей это понимают, и немногие – могут это понять. Но Корлэну повезло: он родился в семье лесника недалеко от Напины и с детства познал все прелести и красоты лесной жизни. Вдвоём с отцом они часто ходили в далёкие походы. Там они охотились на диких животных и собирали ягоды, искали воду и разжигали костры, учились разбивать лагерь. Там же, вдали от цивилизации, отец учил его древнему искусству общения с духами, но у мальчика тогда мало что получалось. Тем не менее, он всегда старательно следовал заветам отца, и это приносило свои плоды. Как и всегда, вспоминая отца, Корлэн загрустил. Когда отец умер, мальчику было всего пятнадцать, и его взял под свою опеку лучший друг его отца – отец Трэлы Егор. Егор был помощником капитана на небольшом торговом судне, и ему не составило труда определить мальчика, всегда проявлявшего большой интерес к далёким морским путешествиям, к себе на корабль. Но странного мальчика, «общающегося с духами», плохо приняли в кругу матросов, и ему пришлось вернуться к лесничеству. Впрочем, его это нисколько не опечалило, так как он, действительно, всё больше общался с духами, и возвращался к реальному миру только для игр с Трэлой, которая навещала его время от времени.

Так шли годы, дети взрослели, Корлэн набирался сил в древнем искусстве общения с духами, а Трэла день ото дня наливалась девичьей красотой. Постепенно детские игры переросли в крепкую привязанность, а привязанность переросла в нечто большее, и молодая пара уже и дня не могла прожить друг без друга. В конце концов, они решили пожениться и сейчас собирались в предсвадебное путешествие.

***

Когда человек проснулся, солнце было уже высоко и его прямые лучи, казалось, проникали сквозь веки. Он попытался сесть и схватился за голову – в затылке сразу же отозвалось сильной болью. Кажется, голову напекло лучами полуденного солнца. Впрочем, не только: с трудом взяв себя в руки и оставшись в сидячем положении, он смог нащупать огромную шишку над правым ухом. Тогда он вспомнил. Вспомнил то, что произошло вчера. На их судно напали пираты. «Чёрный Перстень». Они захватили груз и утопили корабль. А меня выкинуло на берег. Они заранее знали состав и расположение экипажа, среди которого оказался предатель. Он-то и ударил меня по голове. Они похитили Трэлу!

Отрывистые мысли беспорядочно кружили в его голове. Его лихорадило. В глазах потемнело, и он потерял сознание. Когда он снова очнулся, уже смеркалось. Рядом с ним сидел огромных размеров ворон и равнодушно смотрел на него. В душе молодого шамана начала закипать злоба.

***

Прошло уже пять лет, с тех пор как Килнли ступил на путь пиратства. Ступив на корабль, он обещал капитану быть хорошим помощником и целиком выполнял своё обещание. Умение точно предсказать погоду всегда высоко ценилось мореплавателями, а умение исцелять ранения прямо во время боя сильно поднимало дух боевой команды. К тому же, молодой шаман использовал своего ворона, чтобы разведать обстановку на замеченном вдали судне, что помогало пиратам обходить корабли, набитые серьёзной охраной.

Каждый раз, посылая верного ворона на разведку, он надеялся встретить судно «Чёрный Перстень». Но за пять лет этого так ни разу и не произошло.

Ронин. Человек. Свордмастер. Член экипажа.

Стандартный "охотник за удачей", отправившийся в пираты в поисках лучшей жизни. Квента отсутствует.

 

Общий сюжет прошедшей игры:

(увы, он не литературен)

Диверсионный отряд мирно проник сквозь ворота в город, занятый троллями. Начальник троллей оказался не в меру умным боевым троллем - Вендуулом. Объяснив ему все преимущества контракта с пиратами, партия "отправилась" за капитаном, чтобы завершить переговоры. Но это не входило в их настоящие планы.

Выйдя на членов сопротивления тролльской оккупации, партия, благополучно вырезала весь лагерь, включая дочь мятежного генерала.После чего, тихо мирно пошла спать в лесничий домик неподалёку.

Переночевав, они обнаружили, что шаман исчез, а на связь вышел капитан, после красочного, но непечатного разговора с которым, партии был выслан в помощь свордмастер Ронин.

Найдя в болотах некоего шамана-лягуха, который пожаловался на "плохую воду", партия направилась к источнику проблемы, но, на пути к нему обнаружила склеп, в котором обнаружился новоиспечённый и скучающий лорд-вампир. После взаимного мордобоя, партия убедила вампира помочь им с захватом города. Вампир перегнал свои орды к лесничему домику, и закопал их в яму, от солнца. Яму, кстати выкопал маг, потратив неимоверное количество магического порошка - резидиума.

Отправившись толпой, с вампирами на штурм замка, катапульты были обезврежены, корабль вызван и тролли были побеждены. Замок был взят и Вендуул убит. О последнем, подробнее...

Боевой тролль, отмахивался от наседающих на него орка и человека своим огромным мечом и обречённо смотрел на вход в зал, где его личных охранников теснила толпа пиратов, во главе с каким-то мелким халфлингом, которого, похоже, тупые тролли даже заметить не успевали. Сзади вскрикнула ведьма Сирануш, и языки пламени, взметнувшиеся от раны дали понять Вендуулу, что на регенерацию надежды уже нет. Ведьма - Мать Троллей, зашаталась и рухнула сквозь тонкий ковёр, прикрывавший тёмный провал шахты - вниз. Верный медведь Горм был прижат к очагу и, уже вслепую, отчаянно ревя, отмахивался лапами от врагов. Голубой Маг Они, которого Вендуул завербовал в одном из огрских племён, был уничтожен ещё в начале боя, раздавленный свинцовым снарядом для катапульты. Вендуул был умным троллем, и понимал, что эту битву он проиграл.

Взмахнув мечом, заставляя отшатнуться нападавших, Вендуул развернулся и кинулся за трон, в ту самую шахту, куда упала ведьма. Вендуул, напоследок, обернулся, рыкнул "Айл би бэк!" на тролльском языке и сиганул вниз. Шахта заканчивалась длинными шипами, на которых был нанесён долгосрочный ядовитый состав. Вендуул знал, что каких-то пять секунд ему нужно будет для регенерации, после падения, после чего он скроется в сети тоннелей под хребтом Краева.

5...

План был продуман и выверен. Любой враг, попытавшийся слезть по ржавой лестнице, идущей в шахту, затратит на это не менее нескольких минут, ну а прыжок на шипы с расстояния в несколько десятков метров не сможет выдержать ни одно существо... ну, разве что, кроме регенерирующего тролля.

4...

Тем временем, наверху, боцман Вордон с костяной маской на лице, ринулся к яме, за исчезающим троллем, с воплем-приказом - "За ним!".

3...

Ронин, следуя приказу, оказался ближе к яме, и, привыкнув выполнять приказы, сделал шаг в тёмную бездну.

2...

Вордон, не останавливаясь, с рыком "За Груумша!" - полетел следом.

1...

Эрлин, отстреливая оставшихся троллей из тёмного угла, тихо пробормотал - "Дурак ты, боцман. И шутки у тебя дурацкие.".

0...

Вендуул содрогнулся и очнулся. Под ним лежало тело ведьмы, закрывающее добрую половину шипов. "Чтож, мне будет легче выбраться..." - подумал Вендуул, намереваясь встать. На спину встающему троллю рухнул Ронин и, не раздумывая воткнул клинок в затылок Ведуулу. Вендуул взревел, дёрнулся, но, теперь уже на ноги, всем своим немалым оркским весом рухнул рычащий Вордон, тем самым, также почти избежав шипов.

Вендуул, не помня себя от боли, рванулся вверх, вперёд. Он выбрался из шипов, но даже великая тролльская регенерация не могла работать с такой скоростью. Вендуул не думал о врагах, он хотел убежать. Убежать, отсидеться, отомстить...

Вордон, насаженный на один из шипов, бешено вращал глазами и, теряя сознание, успел подтвердить приказ - "За ним!". Ронин, аккуратно перепрыгнул шипы, воспользовавшись трупом тролльской ведьмы и прошептав слова зажигающие его меч - воткнул его в спину шатающемуся Вендуулу. После чего обессиленно рухнул на упавший труп боевого тролля, который хотел, всего-то, завоевать мир.

Вне игры:

Вжик расхаживал по каюте, тихо бормоча себе под нос.
- Морские волки... Сухопутные крысы... Совместимо ли это? Как знать, как знать. Если дело выгорит, мы все станем сухопутными. "Диверсионный отряд", мать их... Вордон, который сперва бьёт, а потом думает. Хотя, даже когда он думает - всё равно бьёт. Тезлаг, которому лишь бы молниями покидаться. Дий Громовержец, чтоб его. Килнли, который родные места увидит... кто знает, что взбредёт в голову этому шаману после этого? Ну хоть Крюк, вроде, где-то на востоке, так что будем надеяться, что всё обойдётся. Ну хоть Эрлин, наш темнокожий убийца с ними... хотя с первого удара он шкуру троля может и не пробить, а второго удара может уже и не быть. И до сих пор - нет сигнала.
В дверь постучали, и в дверь заглянул человек, один из немногих "человеков" в команде "Оскала".
- Капитан. Наши ребята опять напились.
- И что?
- Да там ещё один корабль подплыл. Без флага. Как бы чего...
Вжик пожал плечами, но всё же пошёл на верхнюю палубу. И правда, у пристани Ракота покачивался на волнах внушительный корабль, без флага и с сотнями пушечных подпалин на бортах. Но не подпалины заставили Вжика зло сплюнуть на палубу.
Носовая фигура вновь прибывшего корабля изображала грубую копию драгоценного камня, и была обшита железом, которое, отполированное до зеркального блеска, сверкало под лучами солнца. А вдоль бортов, по верхней кромке, тянулась широкая чёрная замкнутая полоса.
- Только их тут и не хватало. - прошипел Вжик, и повернулся к сопровождавшему его человеку.
- Ронин, готовь сеанс связи с диверсионной группой. Запасись резидиумом и свитками. Разговор может оказаться сложным.

Через час, Ронин, нагруженный бортовыми запасами резидиума, был готов выступать в Напину.
- Главная твоя цель - ускорить захват замка. Красный Юнкер и его "Чёрный перстень", пока не в курсе наших планов, и нужно, чтобы они были выполнены, до того как разойдутся слухи... Что касается Килнли... Если найдёте его - объяснишь, что друзей бросать нехорошо. Не найдёте - чёрт с ним. Земля круглая - пересечёмся... Даже может быть раньше чем он сам думает. Всё! Бегом!
Вжик развернулся, и бодро пошагал к "Рыбьему глазу", натянув дежурную улыбку, с которой он и будет участвовать во всяких конкурсах, вроде "чья команда длиннее, по совокупности..." гхм... в общем, по совокупности. Вжику никогда не нравился этот конкурс. Впрочем, он всегда мог отыграться на этапе проверки "мастерства".

На столе, вповалку, лежали пираты с двух кораблей, а во главе стола, склонив головы друг к другу, мирно посапывали халфлинг и эльф. Эльфом, правда, "это", назвал бы только тот, кто серьёзно занимается этнологией. Согнутое существо, с кривым носом и зубами мало походило на тот "утончённый образ", который рисуется перед обывателями при слове "эльф".
Между сидящими, что-то негромко хлопнуло. Эльф открыл глаза, и, не дрогнув не единым мускулом, аккуратно потянул руку вниз, одновременно аккуратно поворачивая голову к халфлингу. Столкнувшись с ясным сиянием глаз халфлинга, на дне которых плескалась угроза, эльф почесал себе коленку, и, как ни в чём не бывало - выпрямился на стуле.
Вжик, а халфлингом был именно он, встал на стул, сравнявшись в росте с сидящим эльфом, и рявкнул:
- Всем на "Оскал", суки! И по пути протрезветь!
Таверна, за мгновение до этого, представлявшая собой идиллически тихое место, тут же заполнилась охами, криками, моряцким матом и звоном оружия. Вжик повернулся к эльфу.
- Прости, Юнкер. Дела не ждут, сам знаешь. Сегодня ты упустил добычу, а завтра сам ей стал.
- Что за добыча, Шустрый? - лениво поинтересовался эльф - Может помочь, а? Если куш крупный - на всех хватит.
- Нет, ушастый, куша там самому мало. - ухмыльнулся Вжик, спрыгивая со стула и направляясь к выходу.
- Тебе и сокровищницы королевской мало будет. - тихо пробормотал эльф себе под нос, пиная лежащего рядом гоблина.
- Ну чё тебе нааадо?! - протянул гоблин, переворачиваясь на другой бок.
- Включай свой третий глаз, дармоед! Что за куш у Вжика?!
- Юююн... ну дай поспать... Какой там куш?! Приключения на задницу, и ничего больше! Вломиться в город, заполненный троллями?! Это куш! Не-не-не, это идиотизм!
Эльф скривился, но продолжал задумчиво глядеть на закрывшуюся за Вжиком дверь.
- Этот коротышка ничего не делает просто так. - пробормотал он, потянувшись за кружкой с элем.

После боя (финал):

- Капитан, тормозни-ка! - окликнули Вжика сзади - Тут добыча ещё!
- Ну и неси её квартирмейстеру, я тут при чём? - раздражённо обернулся Вжик и увидел связанного и истощённого юношу, который был еле жив.
- В коридорах нашли, под замком. В тюрьме.
- Чего ж только в этих коридорах нет. - проворчал Вжик - и скоровища, и бочки с порохом и вот - даже люди. А это же мы ещё только ближайшие исследовали.
Вжик повернулся к дёрганому старику в вычурных одеждах, который подобострастно стоял рядом.
- Что это за пацан, Тамор?
- Г-г-господин Г-грегор, лорд Вжик.
- А-а-а, наследничек. - расплылся в ухмылке Вжик - Накормить, напоить, и обратно в тюрьму. Поставьте ему туда кровать, книжек каких-нибудь. И не забывайте кормить! Пусть живёт пацан и помнит мою доброту.
Законного наследника престола Напины утащили назад, впрочем он и не сопротивлялся.
Над крышей замка раздался гул и глухой плеск в отдалении, и в зал забежал один из матросов "Оскала".
- Кэп, там "Чёрный перстень"! По твоему приказу, отправили предупредительный выстрел.
- Идиот! - кулак Вжика впился в рёбра незадачливого матроса - Никаких предупредительных выстрелов! Огонь на поражение по любому судну, кроме нашего, в пределах досягаемости! Исполнять!
Матрос умчался и через несколько секунд прогудел ещё один снаряд.
- Поздно. - буркнул чистящий маску Вордон - Они уже ушли из зоны поражения.
- Ушли. - подтвердил дроу, внезапно отделяясь от, казалось ранее, обычной стены.
- А вы проследить не могли, за исполнением приказов?! - взвился Вжик - "Диверсионный отряд", мать вашу! Шамана где-то потеряли, город вампирами наполнили! Дварфийская община, между прочим, до сих пор серебрянными болтами отстреливает любого приблизившегося ко рву! Этот Хрен Кровавый, где-то в подземельях шарится и чёрт его знает, как упырями его управлять?! Так теперь ещё и "встрелы предупредительные" у них! Хоть трупы троллей за город вывезли, и то ладно, а то ж дышать было невозможно!
От входа, усиливаясь эхом, раздался треск молнии, и холл замка наполнил запах озона. В зал зашёл Тезлаг, чьи волосы, наэлектризованные, торчали под невообразимыми углами.
- Упырей нет больше. На троллей молнии действовали плохо - на упырей хорошо. А ещё на северо-восток хочу. Там гроза.
- На северо-востоке - хребет, Тезлаг! Только через подземелья разве что... Чёрт их знает куда тянутся эти трахеи Краева. А нам нужно это узнать! А вы тут от безделья маетесь!
Вжик обречённо махнул рукой.
- Управляющий нам нужен. Опытный управляющий всеми этим сухопутными делами. Я - капитан! Я всю свою сознательную жизнь в море прожил! И я знаю как управлять пиратами, но не замками! А тем более вампирами! Найдите этого вампир-лорда и сообщите, что упырей у него больше нет. Будет возражать - убейте! Вампир не нужен.
Вжик ещё раз сплюнул на изрядно загаженный пол, и вышел прочь.

4 мая 2011, 20:17
443

Загрузка...
Loading...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

До каких пор чиновники будут игнорировать защиту детей?

До каких пор чиновники будут игнорировать защиту детей?

До каких пор Уполномоченный по правам ребенка, как институт во всем мире стоящий на страже жизни и прав детей, в нашей стране будет выполнять представительские функции?
AliyaSadyrbaeva
25 июля 2017 / 18:27
  • 11437
  • 11
Ненавязчивый сервис Родины. Почему казахстанцы не очень-то спешат на Алаколь и в Баянаул

Ненавязчивый сервис Родины. Почему казахстанцы не очень-то спешат на Алаколь и в Баянаул

Как Кыргызстан смог превратить в «игрушку» побережье Иссык-Куля? Сервис там – на любой статус и кошелёк, и цены выгоднее Алаколя или Балхаша раза в два-три, и дороги шикарные, народ гостеприимный.....
openqazaqstan
вчера / 11:54
  • 5878
  • 19
Зачем эмигрировать в Россию? Лично я никогда не понимал этой странной мечты

Зачем эмигрировать в Россию? Лично я никогда не понимал этой странной мечты

Некоторые мои знакомые, мечтают уехать в Россию и побыстрее получить гражданство. Кому мы там сдались? Есть замечательная поговорка: "Где родился - там и пригодился".
Washington
25 июля 2017 / 12:15
Что происходит в казахстанской правоохранительной системе под видом борьбы с коррупцией

Что происходит в казахстанской правоохранительной системе под видом борьбы с коррупцией

За день до своей гибели прямо около памятника жертвам политических репрессий 1937-го Жампозов сказал жене, что он – жертва точно таких же репрессий.
openqazaqstan
24 июля 2017 / 10:18
  • 3591
  • 12
Если вам отвечают на казахском языке – ситуация с точки зрения законодательства

Если вам отвечают на казахском языке – ситуация с точки зрения законодательства

Я своим постом не собираюсь критиковать кого-либо, что люди знают или не знают казахский или русский язык. Я выражаю своё мнение с точки зрения законодательства о языках.
Advokot
25 июля 2017 / 13:50
  • 3779
  • 33
Тест нашего общества: сержант против педофила. Оправдано ли нарушение закона?

Тест нашего общества: сержант против педофила. Оправдано ли нарушение закона?

Когда сержанта-конвоира, который нанёс побои подозреваемому в изнасиловании пятилетней девочки, уволили из органов и закрыли в СИЗО, последовала достаточно неожиданная реакция общества.
openqazaqstan
вчера / 16:02
  • 2940
  • 22
Мужчины Люксембурга и Казахстана: «У нас они уже в 35 добиваются статуса»

Мужчины Люксембурга и Казахстана: «У нас они уже в 35 добиваются статуса»

Что касается парней, так это вообще отдельная тема. Они для меня загадка. Уже год пытаюсь понять ход их мыслей. Для нас, казахов, немного сложно понять, почему человек в 35-36 лет, до сих пор не нашел смысла жизни.
AASh
24 июля 2017 / 15:19
  • 2581
  • 27
СказQAZ о королеве ночного города. Казалось, ничто не могло прошибить её оборону

СказQAZ о королеве ночного города. Казалось, ничто не могло прошибить её оборону

- Ты задолбала быть такой прекрасной!.. Пьяный в доску романтик еле держался на ногах. Девушка, сидящая за столом, даже не удостоила его взглядом. Охранники нежно вытолкали его из заведения.
Aks_Ras
26 июля 2017 / 12:09
  • 1849
  • 4
Хан Ордасы – ставка Жангир-хана. Здесь была открыта первая в Казахстане типография

Хан Ордасы – ставка Жангир-хана. Здесь была открыта первая в Казахстане типография

Ханская ставка Жангир-хана в селе Хан Ордасы Бокейординского района Западно-Казахстанской области - это одно из самых интересных исторических мест Казахстана.
theYakov
26 июля 2017 / 5:34
  • 1775
  • 6