место в рейтинге
  • 115127
  • 1036
  • 70
Нравится блог?
Подписывайтесь!

НЕКРОЛОГ

НЕКРОЛОГ

Вот так вот, ни с того ни с сего, и хлоп! Сидишь тут, расслабился только, раскладываешь этого Паука, значит, а он врывается и начинает сходу орать. Типа, чем громче он кричит, тем скорее я на кладбище попаду? Ну, не поехал я на похороны. Отчет о панихиде выслушал по радио. К вечеру напишу некролог, что еще надо, тем более, что и на пасьянс-то я отвлекся, потому что статья не идет. А у нее тоже сроки, и в них никак не укладывается посещение кладбища и поминок. Я бы его еще понял, если бы он приказал лично в гроб лечь. Нет, надо просто все видеть, все слышать и потом об этом написать. Да еще и не избитыми словами. Типа, покойник был хорошим другом нашего издательского дома и отчет о панихиде и похоронах должен не только отразить наше к нему отношение, но и его к нам. Хотя к нам он сейчас относится очень даже нейтрально. Я бы даже сказал, просто не относится. А пока его наследники все поделят, нам точно ничего не останется, будь оно хоть десять раз обещано и в завещании жирным шрифтом выделено.

Напоследок редактор прикрикнул, чтобы в некрологе на появилось никаких «с чувством глубокой скорби» и «с чувством легкой грусти». Увидит – уволит.

А что вы думаете? И правда уволит. Меня, например, он уже четырнадцать раз увольнял. У Лехи вон на столе звезды намалеваны – по числу увольнений. Сами посчитайте – три ряда по одиннадцать штук. И в четвертом ряду – еще две звездочки. Из тридцати пяти шесть – с траурной каймой. Значит, увольнял без выходного пособия. Зато у меня две черные – означают, что обещано нигде и никогда на работу не устроиться.

Шеф у нас нервный, правда, отходчивый. Вечером уволит, утром можно смело приходить. Он еще денек с тобой не поразговаривает, а потом нормально, поначалу даже извинялся. Но я его отвел как-то в сторонку в курилке и попросил, чтобы с извинениями прекращал. Все мы люди, только одни инфарктники, другие – инсультники. А когда он извиняется, появляется ощущение, что он сделал что-то не то. Неправильно это.

В общем, смотался я на эти похороны. Даже на кладбище успел, когда могилу только закапывали. Оказывается, гроб от самой дороги на руках несли, так что времени на час больше ушло. Покрутился в толпе, пораскинул мозгой. У меня на телефоне, когда я в поле, диктофон всегда включен, так что разговоров пописал. Плохого о покойнике не говорили, хотя весь город его как облупленного знает. Как завязал со спортом в девяностых, сколотил бригаду, так и крутился. Бабло налево не пускал, общаг обошел. Криминал потихоньку позади остался, в конце девяностых свой торговый дом открыл, развернулся. А тут инфаркт. Всего-то 53 года. Много сделать еще смог бы. Со школ директора были, хвалили. Детский дом выступал, директор в смысле, хорошо говорил. У нас городок небольшой, миллионеров нету, зато каждый на виду.

Побывал и на поминках. Выпил, как без этого. К вечеру вернулся в редакцию. Шеф уже успокоился, попросил, чтобы к завтрашнему дню текст у него на столе лежал. Чтобы в номере на этой неделе выпустить. И еще раз напомнил, чтобы поменьше шаблонов и побольше чувства.

Мне и самому хотелось, чтобы некролог больше о человеке сказал, ну я и постарался. Поставил дома перед собой бутылочку белой, нарезал сала с лучком. Чтобы поддержать уныние, так сказать. Сначала даже стихами начал, но быстро закончил, потому что после «Мы памятник сегодня возвели…» писать было практически и не о чем.

Написал план. Родился, учился, работал. Известен, нам жаль, все плачем. Расписал все, что смог. Сократил. В полторы тысячи уложил, даже сам удивился, почти в пять раз сократил. Перечитал. Даже, в общем-то, понравилось.

Следующий день – библиотечный. Поэтому посреди ночи отправил некролог прямо на адрес типографии. И со спокойной душой уехал на сутки на рыбалку.

Вернулся, отдохнувший и отоспавшийся, приехал сразу на работу. В редакции в восемь утра я оказался первый.

Посреди стола лежал последний выпуск нашей газеты, и я, открывая последнюю страницу, развалился в своем кресле. Некролог был там, но как же он сократился! Даже вчитавшись, я не мог понять, что случилось. Сплошные «с чувством невыразимой утраты» и «с чувством тяжелой печали», перемежаемые «нас постигла» и «мы скорбим». Я, конечно, позавчера выпил, но такого не писал. Положил газету на стол и заметил еще кое-что. Прямо посреди столешницы ножом была вырезана большая пятиконечная звезда. Перечеркнутая двумя резами крест-накрест.

Появившийся редактор подтвердил мои худшие опасения. Некролог пришлось переписывать Лехе на скорую руку, и хорошо еще, что типография сначала прочитала мой текст. Иначе могло бы быть и хуже. Некролог типография сразу переслала редактору, с которым чуть не случился сердечный приступ. Мне, честно говоря, повезло, что в городе меня не было. А я еще чуть от рыбалки не отказался. Говорят же, дни, проведенные на рыбалке, спасают жизнь. Вот и мне, похоже, спасли.

Сейчас я работаю в школе. Учителем русского языка и литературы. Очень люблю читать детские сочинения. Почему? Не знаю, может быть, надеюсь найти в своих классах очередную звездочку, которая смогла бы когда-нибудь стать журналистом? Вот ему или ей я и раскрою свои профессиональные секреты, глядишь, и появится в нашем городке еще один журналюга. Пить, кстати, почти бросил, о чем постоянно грущу. Но грусть моя легка и невесома. В конце учебного года пойду опять к редактору. Думаю, он примет меня назад, тем более, что место мое до сих пор не занято. Надеюсь, шеф тогда при виде меня не будет шипеть, и я успею ему объяснить, что вместо некролога умудрился отправить статью, заказанную совсем на другую тему и совсем другим заказчиком. Да он, я так думаю, и сам уже должен к тому времени понять, что моего-то профессионализма хватило бы, чтобы не написать некролог в виде статьи «Чем пахнет дохлый опоссум?» С описанием на двух страницах жизненного пути этого маленького поганца. А может быть, редактор и сам мне позвонит. Об этом я подумал после того, как обнародовали завещание. В нем ни издательскому дому, ни редакции не перепало даже слабенького упоминания. Если не считать раздела «остальным желаю не болеть». Все оставил церкви, козел. Даже жене с детьми ничего не досталось.

А Леха, кстати, подавится от зависти. Одной моей звезды на столешнице вполне хватит, чтобы перекрыть два ряда его звездочек. А то и три…

Но это его печали.

 

Вадим Чичерин programmilla
Чем больше смотрюсь в зеркало, тем больше верю Дарвину (С)
31 июля 2009, 9:21
737

Loading...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Самый большой провайдер в стране: методы работы с клиентами от «Казахтелеком»

Самый большой провайдер в стране: методы работы с клиентами от «Казахтелеком»

История о том, как Народный провайдер наваривается на своих клиентах, намерено не отключая услуги, и беря лишние деньги за ненужные и не оказываемые услуги.
ligaspravedlivosti
17 нояб. 2017 / 19:12
  • 34799
  • 197
Бесспорные доказательства – путь к упрощенному судопроизводству

Бесспорные доказательства – путь к упрощенному судопроизводству

В Казахстане введен институт упрощенного (письменного) судопроизводства, который позволяет повысить доступность правосудия и сократить сроки рассмотрения дел.
mark_iceberg
20 нояб. 2017 / 15:49
  • 15708
  • 3
Новшества на орбите уголовного правосудия

Новшества на орбите уголовного правосудия

Недавно я приняла участие в международной конференции по модернизации уголовного процесса, прошедшей в Бурабае. В чем значимость данных реформ для обычного казахстанца?
mirabeisenova
20 нояб. 2017 / 16:22
  • 12515
  • 3
Почему катастрофический отток интеллектуальной элиты не тревожит Астану?

Почему катастрофический отток интеллектуальной элиты не тревожит Астану?

Как сообщает телеканал КТК, только за последние девять месяцев Казахстан покинули 28200 человек, из них почти пять тысяч инженеров, около 2700 экономистов и 1700 учителей.
openqazaqstan
17 нояб. 2017 / 11:00
  • 12231
  • 62
О «топ-30», «топ-50» и прочих понтах можно пока забыть

О «топ-30», «топ-50» и прочих понтах можно пока забыть

В объективности выводов швейцарского банка Credit Suisse усомниться трудно – его экономические рейтинги относятся к самым авторитетным и их явно трудно упрекнуть в предвзятости
openqazaqstan
18 нояб. 2017 / 17:21
  • 7960
  • 91
Атамбаев под занавес президентства сделал всё, чтобы сжечь мосты

Атамбаев под занавес президентства сделал всё, чтобы сжечь мосты

На своей итоговой пресс-конференции в понедельник уходящий кыргызский президент говорил не об итогах своей деятельности, а о «плохом» Казахстане.
openqazaqstan
21 нояб. 2017 / 18:36
«Смех сквозь слезы», или 7 причин не любить Алматы

«Смех сквозь слезы», или 7 причин не любить Алматы

Жизнь в Алматы не всегда сладкая, как сахарная вата и мультики субботним утром. В этой ироничной статье автор блога «Almaty — My First Love» расскажет о семи причинах не любить Алматы.
AlmatyMyLove
20 нояб. 2017 / 13:12
  • 2892
  • 70
В Кызылорде нет Детского дома: мы построили 8 коттеджей для детей

В Кызылорде нет Детского дома: мы построили 8 коттеджей для детей

Тут живут будущие повара, актрисы, журналисты, боксеры, баскетболисты, певцы, поэты и многие другие талантливые дети!
socium_kzo
22 нояб. 2017 / 14:49
  • 2135
  • 0
«Полет ради полета»: знакомство с калужской авиацией изнутри

«Полет ради полета»: знакомство с калужской авиацией изнутри

В прошлом году на мероприятии "Слет Авиатора" я выиграла подарок - экскурсию на командно-диспетчерский пункт (КДП). Но тогда я даже не ожидала, что эта экскурсия выльется в такое интересное...
Aleksandra747
20 нояб. 2017 / 9:00
  • 1633
  • 6