Великий Болонский поход

Яков Фёдоров 2011 M04 17
1439
37
1
0

Близится к концу очередной учебный год. В связи с этим решил выложить свою статью, опубликованную в августе прошлого года на сайте n-e.kz, который сейчас по неизвестным мне причинам не...

Близится к концу очередной учебный год. В связи с этим решил выложить свою статью, опубликованную в августе прошлого года на сайте n-e.kz, который сейчас по неизвестным мне причинам не функционирует. Актуальность осталась, посему готов и сейчас подписаться под каждым словом.

В марте текущего года (на момент написания - 2010 год - прим. автора) Казахстан официально был принят в ряды участников так называемого Болонского процесса. Заявленной целью этой затеи для нашей страны стало в первую очередь расширение доступа к европейскому образованию, а также повышение мобильности студентов и преподавательского состава путем принятия соответствующей системы ступеней и кредитной системы обучения. Однако поход к Болонским стандартам начался в нашей стране более десяти лет назад, когда страна подписала и ратифицировала Лиссабонскую Конвенцию по признанию квалификаций высшего образования в Европейском регионе. Многие шаги в направлении европейских стандартов образования казахстанская система образования уже сделала, однако сейчас очевидно, что основные задачи Болонской декларации, а также её основополагающего документа - Великой хартии университетов, были выполнены у нас в стране либо для проформы, либо не до конца обдуманно.

Одной из целей Болонской декларации является принятие системы легко понимаемых и сопоставимых степеней для обеспечения возможности трудоустройства европейских граждан и повышения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования. Согласно этой цели, в Казахстане, начиная с 2004 года, была внедрена многоступенчатая структура высшего и послевузовского образования. Таким образом, вместо полноценного высшего образования и гордого звания «специалист» мы получили ставшими уже полуругательными ступени «бакалавр» (с сопутствующей ему припиской «бакалавров на работу не принимаем»), «магистр» и PhD. Однако данное следование дани европейской моды не в полной мере соответствует требованиям качества образования. Уже в Европе первые ласточки начали информировать о результатах этой реформы. Так, большинство профессоров и доцентов Санкт-Галленского университета, который первым перешел на эту ступенчатую систему, заявляют, что эта реформа негативно отразилась на образовательном процессе, особенно заметно ударив по гуманитарным специальностям.

В Казахстане присоединение к Болонскому процессу уже вызвало путаницу с учебными программами и породило определенные проблемы трудоустройстве людей с дипломом бакалавров. У нас в стране четырехлетний бакалавриат стал неизменно восприниматься, как неполное высшее образование, а бакалавры – как «недоспециалисты». То, что это представление не так уж и далеко от истины, становится понятным, если взглянуть на современные учебные программы в отечественных университетах. Первые два года студиозуосы любых специальностей, от филолога до физика-ядерщика, изучают исключительно предметы «для общего развития»: социологию, культурологию, психологию, валеологию и прочие основы безопасности жизнедеятельности. Лишь два года (вместо пяти по старой системе!) уделяются предметам по специальности. Очевидно, что учебные планы по ним были сужены до минимума. Странным это представляется также в совокупности с тем фактом, что система среднего образования была за уши растянута на 12 лет, и многие из общих предметов, будут изучаться, как в школе, так и в университетах приблизительно в одном и том же объеме. Для тех же, кто решает продолжить обучение в магистратуре, ряд предметов, например, философию придется изучать уже в третий раз.

Другим характерным явлением системы казахстанского образования, особенно по гуманитарным специальностям, является феномен «практики». Ни для кого не является секретом, что большая часть университетов, в том числе и национальных, организует учебную практику для своих подопечных по принципу самотека. Это означает, что студенты сами занимаются поиском мест, где они в идеале должны на практике пытаться применить полученные в alma mater знания, так как высшие учебные заведения совершенно не заботятся о том, чтобы найти соответствующие места и заключить договоры с частными предприятиями о предоставлении практики. Поэтому, к примеру, для студента-юриста в лучшем варианте практика превращается в перебирание и сортировку бумаг и выполнении функций «принеси-подай», в худшем – ответственный за практикантов на предприятии в первый же день предупреждает: «Заполните, что нужно, напишите характеристику, как вам нужно. Принесите мне, и я поставлю свою роспись и печать.» Ряд предприятий даже нашли способ зарабатывать на этой нише – за определенную сумму денег студент получит печать компании на дневнике и отчете о практике по большому спектру специальностей.

Эта же схема сохраняется в дальнейшем при получении дипломов бакалавра. В советское время существовала интересная практика оценки достижений пятилетки на уровне от предприятия до страны, которая выражалась в различных цифровых показателях. Так, многие выпускаемые станки исчислялись не количеством в штуках, а… в килограммах. Поэтому на всех предприятиях специально добавлялись детали, единственной целью которых было утяжеление станков. Благодаря унаследованной от советской системы «любви к цифрам» в требованиях, которые предъявляются к вузам во время государственной аккредитации, присутствует такой любопытный показатель, как количество трудоустроенных выпускников. На первый взгляд, является отрадным то, что абсолютно все вузы в этом показателе достигают результатов от девяноста до ста процентов, но курьезен и дик путь достижения таковых «успехов». Просто напросто никому из выпускников, будь то Казахского национального университета или частного вуза в регионе, не выдается диплом до тех пор, пока бывший студент не принесет справку с какого-либо предприятия о трудоустройстве. Как добываются эти справки, знают все, однако все высшие учебные заведения, во-первых, отрицают существование системы невыдачи дипломов по получения справок, во-вторых, не проводят должной работы с потенциальными работодателями.

Все это возможно лишь «благодаря» тому, что Министерство образования и науки Казахстана работает, как будто, в альтернативной реальности. Погоня за цифрами отнюдь не осталась в прошлом, и качество казахстанского образования до сих пор измеряется количеством доцентов на одного студента, погонном квадратном метраже зданий вузов и количеством книг в библиотечных фондах (поэтому в библиотеках вузов не торопятся списывать полные собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма). Все это вызывает опасение, что Великий Болонский поход закончится отнюдь не поднятием уровня нашего образования до качества европейского, а очередным «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Оцените пост

1

Комментарии

0
В точку! Все так и есть, к сожалению. Лично я тоже не вижу актуальности перехода к четырехлетнему образованию. Гораздо проще было бы отучиться 5 лет и справедливо считать себя специалистом с высшим образованием.
А такие предметы, как социология, культурология, философия и т.п. я бы вообще из программы исключила! Готова предоставить с десяток аргументов в силу бесполезности вышеназванных предметов.
В целом, даже на старших курсах специализированных предметов мало. Беру на своем примере. Я по специальности - филолог китайского языка, однако изучаю лингвистику, современный РУССКИЙ язык, литературу... В неделю китайский язык у нас три раза проводится! А все остальное время уходит на изучение других предметов, мягко говоря, мало связанных с китайским языком.
В общем, тема наболевшая, о ней можно говорить и говорить...
0
а МОН тем временем будет внедрять и внедрять...
0
это проблема не только образования. это вся наша жизнь так проходит.
3% нашей жизни посвящается полезным, нужным делам.
0
кстати, n-e.kz функционирует.
0
причем бешеными темпами - пятилетку за четыре года
Показать комментарии