Велосипедный взгляд на мир

Татьяна 2011 M04 9
783
19
0
0

В Алматы на велосипеде я езжу с начала апреля по конец октября. Средством передвижения велосипед в первый раз стал в Германии. Там это было так же естественно, как пиво. Пиво я до Германии не пила...

В Алматы на велосипеде я езжу с начала апреля по конец октября. Средством передвижения велосипед в первый раз стал в Германии. Там это было так же естественно, как пиво. Пиво я до Германии не пила. На велосипеде я до Германии не ездила. Только КАТАЛАСЬ.
Собственным средством передвижения велосипед стал в Алматы. В моём детстве просто не было ТАКИХ велосипедов, как сейчас. Первый «взрослый» велосипед я купила себе именно здесь, и, если не ошибаюсь, с первой зарплаты здесь. 2 года ездила на велосипеде на работы, около часа «туда», столько же «обратно». Сначала казалось, что времени на дорогу станет намного меньше, чем на автобусе, и можно будет вставать на полчаса позже. Время на дорогу существенно не сократилось. Правда, если ехать на полчаса позже утром и вечером, чем это делала я, то из-за пробок на дорогах на велосипеде получалось быстрее.
Первые пару недель я привыкала к дороге и движению на ней. На это время мой наблюдатель отключался вместе со всеми остальными товарищами в моём сознании, включенным оставался чуть ли не один спинной мозг. Зато потом наблюдатель мог отыграться на новом для себя поле.
Так вот, когда ездишь на велосипеде, у тебя появляются новые наблюдения, которые иначе вряд ли получить.

Наблюдение первое – враги велосипедиста, персональные
Наверняка у каждого велосипедиста есть свои персональные враги.  Отношения с ними развиваются, как и с прочими врагами и друзьями. У меня было два персональных «врага» - собака на перекресте Абая и Правды и тетка соседка.
Белая собака облаивала меня метров 20, я уже так привыкла к этому, и если её не было, я начинала беспокоится, может, что случилось. Иногда она была занята своими делами или находилась слишком далеко от дороги, так что я проезжала «незамеченной». Но в следующий раз я обязательно получала «двойную порцию», за все предыдущие «разы».

Тетка соседка вылавливала меня реже, чем собака, но каждый раз облаивала с не меньшей прытью. Повод – что в мире творится, уже и велосипеды начали в лифтах возить, вот если только замечу, что лифт грязный, сами будете лифт мыть. Я действительно вожу велосипед в лифте, потому как на 8 этаже живу. Я ставлю его так, чтобы колеса не касались стен, но сами понимаете, вражинам теткам не нужен обоснованный повод, чтобы орать, им нужен просто повод. Претензии вражины собаки кажутся мне более обоснованными, по её поводу я только удивляюсь, как не надоело еще. Претензии же вражины тетки каждый раз вызывают в голове проворачивание едких диалогов. К примеру, я внутренне готовилась к следующему разу: когда тетка еще раз предъявит мне то, что я «буду сама мыть лифт», я ей отвечу, что она тогда будет сама отлеплять всю жевательную резинку на потолке. Почему это я думаю, что это она её лепит? А почему это она думает, что я замызгиваю лифт?

Наблюдение второе – враги велосипедиста, общие, настоящие
На самом деле собака и тетка соседка – это просто ерунда. Настоящие враги велосипедиста – это «таксомоторщики», то есть альтруистически настроенные граждане, подвозящие на своих машинах других граждан. За деньги. Они останавливаются где угодно на дороге, при этом часто резко выезжают из крайнего левого ряда в крайний правый и так же резко останавливаются. По правилам дорожного движения для велосипедов и гужевого транспорта (есть такой раздел на самом деле), я еду как раз по правому краю самого правого ряда. И если кто-то резко останавливается кого-то подвезти, мне приходится тормозить. И иногда еще и ждать, пока эти двое договорятся о денежных условиях этого доброго дела.
Второй «настоящий враг» - это припаркованные машины. Они могут начать выезжать задом, забыв при этом мигать соответствующими фарами. Из них могу выходить, резко открывая двери. Они могут ме-е-е-едленно выезжать, а при прочем движняке на дороге тебе придётся ждать, пока они таки выедут. Примечание – если ме-е-е-едленно выезжает машина с женщиной за рулём, можно сразу успокоиться, достать яблоко, газету или еще чего, что поможет «скоротать время».
Еще один «враг» - это водители, подползающие на светофорах впритык к бордюру. Вообще-то, на велике меньше стоишь в пробках, потому что подъезжаешь прямо к светофору и трогаешься сразу на зажегшийся зелёный. Но когда кто-то вот так «прижался» к самому бордюру, да их еще и 5 машин, ты можешь прождать еще и до следующего зелёного.

Наблюдение третье – народ делится на…
Вообще-то, не всё так плохо. То есть – далеко не все «враги». Народ на дороге делится на активно сочувствующий, недовольный и вроде-как-осуждающий.
Активно сочувствующий – это те водители, которые пропускают только потому, что ты на велике. То есть они могли бы себе спокойно жать на сигнал и ехать, тем более, что ты сам на всякий случай притормаживаешь. Но они приостанавливаются и активно машут тебе рукой – проезжай. При этом им самим сзади могут сигналить другие нетерпеливые граждане. Другой активно сочувствующий народ – это те, кто стоят рядом на светофоре, стоят «пешком». То есть – в данный момент пешком, но вообще-то ездящие на машине. Этот народ спрашивает, сколько стоит велик, не страшно ли ездить, а потом говорят, вроде как рассуждают вслух – да, надо тоже на велик пересаживаться, по таким-то пробкам…
Недовольный народ ездит на машинах. Недоволен он тем, что ты проезжаешь там, где он не может. С тех пор как езжу на велосипеде, в голове часто крутится Чиж – никому не мешал, всю жизнь починял свой примус. Вот и я так же – еду себе, никому не мешаю. Нет ведь, начинают сигналить, на всякий случай, видимо, потому что всё равно проезжают в метре от меня.
А вроде-как-осуждающий народ – это, в основном, бабульки и тётенки на остановках. Когда я проезжаю мимо, они начинают качать головами. При этом непонятно, то ли это осуждающее качание, то ли сочувствующее. Потому и пишу – вроде как осуждающий.

Наблюдение четвёртое – водители
Пока ездила по дорогам только в качестве пассажира в машине, на другой народ на дороге обращала внимание, только когда любимый за рулём начинал с ними разговаривать – «ну что, ехать будем или глазки строить?» или там «нет уж, девочки, давайте я сначала на свой зелёный проеду, а потом уж  вы на красный ломиться будете». Теперь, когда я уже могу спокойно смотреть по сторонам, а не только перед собой, судорожно вцепившись в руль, я сделала открытие, что водители – это не просто люди за рулём, это особый стиль поведения. За рулём «надо» нервничать, сигналить лучше постоянно, не дожидаясь того, что кто-то перед тобой на пару секунд задержится. На светофорах «надо» подползать под самую белую полосу перекрестка, желательно не дать никому вылезти хотя бы на 5 сантиметров дальше тебя. Поэтому есть ощущение, что на светофорах машины не стоят, а подползают, как партизаны к вражескому окопу. Больше всего меня умиляют те водители, которые от светофора поворачивают направо, почти на каждом светофоре встретится кто-то, что так и будет медленно выворачивать вправо на красный, хотя он и так стоит первым, а значит и поедет первым, когда зажжётся зелёный.

Наблюдение пятое – другие велосипедисты
Их объективно становится больше на дорогах Алматы. Вот и всё наблюдение.

 

Оцените пост

0

Комментарии

0
Наблюдение шестое - Семёнова, Вы очень наблюдательный человек... :)
0
Интраверты такие - им любопытно, что происходит вокруг :)
0
Понял - вырасту, тоже интравертом буду, вот... :)
0
Сразу видно, выше Сатпаева не заезжали :)
0
собаки - это беда! я, кстати, до того как сама села на вел и не подозревала, как много велосипедистов)
Показать комментарии
Дальше