Про законы и формулу "сначала экономика - потом политика"

Адиль Нурмаков 2009 M06 30
1179
1
0
0

Законы у нас в стране соблюдаются плохо – это ни для кого не секрет. Чтобы знать это необязательно даже жить в стране – в рейтингах международных организаций страна по показателям соблюдения...

Законы у нас в стране соблюдаются плохо – это ни для кого не секрет. Чтобы знать это необязательно даже жить в стране – в рейтингах международных организаций страна по показателям соблюдения законности еле-еле перебивается с двойки на тройку. При этом нельзя сказать, поддаваясь на обывательский инстинкт широких обобщений, что любой раздел законодательства в Казахстане заведомо плох и порочен. Это, конечно же, не так. Хотя, учитывая качество депутатского корпуса или уровень демократичности процесса законотворчества, наверное, так и должно было бы быть.

Существуют законы совсем неприглядные – как правило, в сфере политической власти, выборов, средств массовой информации и так далее по «списку Тажина». Поменять их хотят не только в ОБСЕ, из года в год прилежно пишущей свои рекомендации, но и те, чью деятельность эти законы призваны ограничивать, защищая «гомогенизированный» монолит режима на глиняных ногах. Эти просьбы всерьез рассматриваются нечасто, и в лучшем случае это приводит к замене одиозности простой репрессивностью. Впрочем, карательные нормы этих законов наши власти применяют не тотально, но выборочно – полагая, что это поможет им сохранить лицо.

Существуют еще хорошие и нужные законы, которые содержат правильные положения, но за их реализацией государство не следит. То сотрудников не хватает, как при борьбе с нарушителями авторских прав. То закон не соответствует реальному положению дел в инфраструктуре и фактически неисполним, как правила дорожного движения. То объем работы такой, что опускаются руки, как при ограничении курения. То размер откупных настолько соблазнителен, что руки протягиваются и потом прячутся в карман – да, это препятствие часто оказывается самым непреодолимым.

Есть еще одна категория дефектных законов, которые вроде бы хорошие и правильные, но почему-то состряпаны в общих фразах, оставляя изобилие лазеек для тех, кто вдруг решит попробовать их обойти и, в то же время, не нарушить. Спрос, ясное дело, с разработчиков, экспертов правительства и депутатов, но о наказаниях за халатное законотворчество никто пока не слышал. Потом ошибки признают, но поправки будут пылиться на полке месяцы и годы, хотя изменения Конституции наш парламент принимает за спринтерские 18 минут. К слову, это относится даже к законам, лично инициированным президентом – например, такая грустная история у закона об игорном бизнесе, который саботируется показательно, иллюстрируя падение авторитета государственной власти в обществе.

Как же так получается, что законы, направленные на развитие государства и общества, на практике чаще всего сводятся к освоению бюджетных средств? Почему законы в области политики, как правило, усиливают не всю политическую систему – с оппозицией, СМИ и гражданским обществом – а одной только действующей власти, усугубляя ее дисбаланс и отчуждение от народа? «Не все сразу» - вполне справедливый лозунг для любой страны, но когда государство заходит еще дальше, разграничивая прогресс - «сначала экономика, потом политика» - то возникает сразу две проблемы.

Во-первых, недисциплинированный, бесконтрольный бюрократический аппарат, который регулируется в большей степени балансом родственных связей, а не законами, формирует систему, при которой экономическое развитие никогда не сможет конвертироваться в рост человеческого капитала, не допустит адекватного распределения социальных благ, не даст равных возможностей гражданам. Что еще хуже, восприятие государственной службы как личного актива, с линейкой приоритетов служения «боссу - себе – обществу» (последнее опционально), навязывает себя обществу, которое начинает находить плюсы в коррупции и в кумовстве. Это – инстинкт самосохранения системы и проблема номер два – «время для политики» не наступает никогда, а если наступает, то приводит к катастрофе. И то, и другое нам хорошо знакомо из советской истории, и унаследовано оттуда же.

Оцените пост

0

Комментарии

0
Государственная власть у нас (и не только у нас) во многом инстинктивна, бессознательна. Наша государственность - это не быстрый, сильный и здоровый организм, а состарившийся Левиафан, который смиренно тухнет в какой-то плесневелой бухте, хотя все еще эффектно пускает пузыри и водяные струи. Парадоксально, но какая-нибудь Швейцария, которой вот уже 800 лет, по запасу жизненных сил дает нам, якобы молодому и сильному государству, сто очков вперед.
В краткосрочной перспективе организм этот вполне самодостаточен и вполне может обойтись одной экономикой, не заботясь о политике и вообще не выглядывая из окна.
Показать комментарии