Политические коммуникации в Интернет

Адиль Нурмаков 2009 M06 22
682
13
0
0

Публичные политические технологии к нам пришли с распадом Союза, но унаследовали очень многое из социалистического прошлого. Как и прежде, главным их направлением в Казахстане остается пропаганда. А...

Публичные политические технологии к нам пришли с распадом Союза, но унаследовали очень многое из социалистического прошлого. Как и прежде, главным их направлением в Казахстане остается пропаганда. А она как форма коммуникации очень требовательна – эдакий информационный Наполеон, чьи аппетиты господства постоянно растут. Впрочем, эта характеристика присуща и всем режимам, которые возводят пропаганду в приоритет общения с народом. Отсюда и отеческая опека власти над телеканалами, и неприязнь к «пасынкам», выбивающимся из генеральной линии.

Другие политические силы тоже пытаются использовать политические коммуникации, но чаще всего они действуют традиционными методами. То есть теми, какие использовались еще во времена самых первых буржуазных революций – спорадические встречи с народом и публикации в симпатизирующей прессе. Между тем, современный мир уже достаточно давно испытывает кризис таких коммуникаций – на встречи ходят одни и те же люди, и аудитория критических газет тоже постоянная. То есть, информация чаще всего ходит по кругу, тогда как общество все меньше интересуется политикой и политиками.

Где нужно искать новые пути выхода на избирателя, куда уходят люди, которым надоел неоправданно оптимистичные теледикторы? Безусловно, Интернет – абсолютный канал коммуникации, в котором люди могут общаться, слушать и смотреть новости, а также и самостоятельно производить их. Что особенно важно для нашей оппозиции, не устающей жаловаться на невнимание телевидения, Всемирная сеть может дать такой медиа-канал, какому не будет равных по соотношению «цена-аудитория», и такую обратную связь с потенциальными сторонниками, какую не обеспечит даже легион активистов.

Исследования зарубежных социологов показывают, что пользователи Интернета гораздо более активны в политических коммуникациях, чем сограждане, не живущие регулярной виртуальной жизнью. Неудивительно – люди уходят онлайн для поиска альтернативной информации, а это, по нынешним меркам, уже большой акт гражданского действия. Это поняли во многих странах – например, впервые в истории вся президентская кампания в США от встреч с избирателями до теледебатов выкладывалась на видеопортал YouTube, повышая интерес избирателей и сохраняя это все для истории в одном месте.

Ту кампанию вообще прозвали цифровой – особенно ту, что раскручивал штаб Б. Обамы. Помимо мероприятий «в реале», кандидат от демократов вел записки на всех популярных блог-платформах, использовал медиавирусы в Интернете, а, выиграв в выборах, первым делом открыл фотоблог Белого дома, где ежедневно выкладываются фотографии рабочей и неформальной атмосферы в этой обители власти. А год назад пример для подражания показали малайцы, на парламентских выборах массово использовавшие социальные сети и микроблоги. В итоге, из пяти оппозиционеров, получивших мандаты, пятеро оказались заядлыми интернетчиками.

Конечно, Казахстан – это не Малайзия и не США по уровню проникновения Интернета, мы по-прежнему топчемся в нижней половине рейтингов «электронной готовности». Но пользователей становится заметно больше на фоне снижения стоимости доступа – и, как показывает беглый взгляд на Казнет, площадки для обсуждения социально-политических вопросов имеют устойчивую популярность. Поэтому власти так озаботились проблемой контроля и фильтрации содержания Интернета – ведь это прямая информационная угроза для пропагандистской монополии. Именно поэтому, а вовсе не из-за одного любителя подслушивания и писательства. Даже если бы его не было, онлайн-цензура была только вопросом времени.

Что же до оппозиции, то ей необходимо использовать новые каналы взаимодействия с обществом и выходить на новые аудитории, работать с ними. Дольщиков, мигрантов из аулов в города, безработных и других отчаявшихся агитировать партии научились. Да, активные пользователи Интернета – это совершенно другое сообщество, молодое, более скептичное в силу своего социального статуса и образования, более конформистское. С ним, быстро растущим будущим поколением, которое будет общаться и читать новости только в Интернете, работать труднее, но и необходимее – учитывая нынешние темпы виртуализации, выборный сезон 2012 года будет более благоприятен для тех, кто будет уметь и любить использовать новые медиа.

Оцените пост

0

Комментарии

0
О, это из колонки в "Свободе слова". Читаю.
0
да, нередактированный вариант =)
0
Я только сегодня заметил ваши колонки в СС. ))
0
Здравствуйте.

Возникло несколько вопросов:

1 > унаследовали очень многое из социалистического прошлого. Как и прежде, главным их направлением в Казахстане остается пропаганда
То есть, в свободных демократических либеральных странах пропоганды нет?

2 > для нашей оппозиции
Кого вы считаете нашей оппозицией? Тех кто проворовался и сбежал? Или тех кто сидит в РК и изображает смиренное негодование?

3 > Всемирная сеть может дать ... такую обратную связь с потенциальными сторонниками..
А вы не опасаетесь того, что потенциальные сторонники будут преследовать свои интересы, а не интересы РК, и ее граждан? Даже так: вы не опасаетесь, что широченный медиаканал будет захватывать все больше зарубежну аудиторию, преследующую зарубежные же цели?

4 > пользователи Интернета гораздо более активны в политических коммуникациях
А в исследованиях не указывалась легитимность данных активистов и их квалифицированность в данных вопросах? Молодые люди (школьники и студенты), уверенные, что Вторую Мировую начал Сталин, а Гитлер ничего не делал и упрашивал не воевать, что в СССР сажали даже за мысль о политическом анекдоте, что Ющенко действует исключительно на благо украинского народа, а Саакашвили действовал исключительно добропорядночно год назад, такие вот активные участники - они действительно совершают большой акт гражданского действия? Насколько этот акт полезен обществу?

5 > Конечно, Казахстан – это не Малайзия
Когда вы в последний раз были в Малайзии? В каких ее регионах? В чем, по-вашему, Малайзия так сильно превосходит РК?

Пожалуйста, не ищите скрытого подтекста или конфронтации в вопросах. Меня лично интересуют ваши ответы. Спасибо.
0
Здравствуйте! Постараюсь ответить:
1. Там есть конкуренция а) пропаганды, б) критического отношения к реальности со стороны независимых (от государства) изданий и телеканалов, и в) мнений на публичном уровне. В отсутствие такой конкуренции остается только пропаганда.
2. Оппозицией я считаю официально зарегистрированные партии, выступающие с критикой власти и предлагающие конструктивные альтернативы в меру своих возможностей.
3. Под потенциальными сторонниками здесь имеется в виду электорат. А что имеете в виду вы?
4. Активность в политических коммуникациях - это, в том числе, активность в стремлении получать информацию из альтернативных источников. Ваша реплика полна стереотипов о массовых характеристиках - они везде одинаковы (и стереотипы, и массовые характеристики). Однако есть и польза в Интернет, как средстве коммуникации - хотя бы для того, чтобы приведенные вами в качестве примера молодые люди улучшали свои знания как об истории, так и о текущей политической ситуации. Это - действие. А то, что вы написали - это следствие их бездействия, нежелания саморазвиваться и самообразовываться, в том числе посредством Интернет.
5. Я не был в Малайзии. Но я знаю, что страна стоит на 28 месте в рейтинге электронной готовности ВЭФ и на 36 месте по версии Economist. Казахстан - на 73 и 64 соответственно. Кроме того, я изучал прошлогоднюю парламентскую кампанию там. Это дало мне основания написать, что Малайзия в *этом* плане - ИКТ и использования ИКТ в политических коммуникациях - превосходит Казахстан.
Показать комментарии