"И под дождем слеза не сохнет". Серия 4. Вместе пишем первую Казахстанскую интерактивную мыльную оперу

Краткое содержание предыдущих серий в тегах: вечная любовь, Простомария и Бандериоантонас, нападение акулы, смерть Бандериоантонаса, траурный карнавал с подругами: Фрутеллой и Муреной. Простомария...

Краткое содержание предыдущих серий в тегах: вечная любовь, Простомария и Бандериоантонас, нападение акулы, смерть Бандериоантонаса, траурный карнавал с подругами: Фрутеллой и Муреной. Простомария дома. Утешения тети Изи. Почти Варфоломеевская ночь. Появление Хосе в комнате. Бунт бананосборщиков. Панда – медведь-Альбинос. Педросо с кастаньетами подбирается все ближе. НАхулио – темный бандит. Негриче смешивает коктейли.

Действующие лица

Первая серия. Вторая серия. Третья серия.

Заставочка такая в цветочках и ананасах- начало.

Он падал и падал и падал… как в замедленных кадрах плохого кино все завораженно смотрели на это сверкающее лезвие, поворачивающееся то одном, то другим острым боком… да, в ножах этот бандит толк знает- у кого-то мелькнула мысль с тут же смылась

Страшная яркая молния-догадка озарила помутневшее сознание Простомарии: "Нахулио боже! А вдруг он – мой отец?!" И сразу поплыли перед глазами картинки чьих-то воспоминаний: грязное сопливое детство в племени махиото, робкая подростковая любовь больного на всю голову сына вождя Нахуто, его слюнявые пошлые поцелуи, и первая страстная ночь с самим вождем. Тогда еще отец обещал зарезать Простомарию, вовремя высланную из племени благоразумным Нахуто.
"Нет, отцом он мне быть не может, ведь он обожал меня с третьего класса церково-приходской школы? Тогда кто же он?" С памятью творилось что-то неладное...

О боже! Я еще так молода, а уже надо пить таблетки для памяти! – «битрум-мемори» - услужливо подсказала расшатанная память... А внутренний голос просил водки!!!!!!!!!
И пива …. ООО да что такое – я предпочитаю Маргариту!!! Последнюю фразу Простомария произнесла вслух.

Когда бедный Негриче прибежал с рюмками водки, маргариты и коктейля, Простомария посмотрела на поднос и сказала: "Негриче, а чего это у тебя стаканы на подносе не по фен-шую стоят?"

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА

Пока медленно падал нож, а Простомария вспоминала чье-то киношное детство, они шли на город и поедали бананы. Бунтующие бананосборщики слаженно топали по улицам только что угомонившегося после карнавала Макондо. Прямо на ходу из кожуры съеденных бананов они решили слепить Банановую Бабу! Символ изящества, красоты, и стойкости/твердости.

Красота спасла город от банановых погромов! Бананосборщики укротили часть своей ярости во время стихийного спора – каков должен быть размер бюста Банановой Бабы. Решено было взять за эталон таинственную фигуру, мелькавшую сегодня на карнавале и поражавшую всех без исключения мужчин своими формами. Фигуру увеличили в десять раз – по количеству плантаций дона Хуанито-Сузуки-Ацамуро…
В толпе послышались робкие предложения учинить карнавал с новым символом…

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА

Почему так стоят бокалы озадаченный Негриче так и не успел ответить – тут снова из ступора вышел Панса. Бедный друг погибшего Бандериоантонаса, узрел спиртное и, не разбирая дороги и порядка выставленных на подносе бокалов, кинулся к мальчику:

- Наливай!!!! – нечеловеческим голосом закричал он.
Сбив с ног Простомарию, Панса выпил всё, что там было!!! И бросился наутек.
Почувствовав, что с Простомарией что-то случилось, на перегонки со своим крупнокалиберным пулеметом неслась снизу из кухни по лестнице Донна Изя. Застряв с ним в пролете, она возопила:
- Микеридо, Микеридо! (подстрочный перевод – милочка моя!) что случилось, деточка моя! Я иду к тебе…

Но, ударившись при падении головой о пятку Пансы, Простомария вспомнила про бананы.
- Хосе! хватит карманы травой набивать! бананы сожрут!
Хосе ухмыльнулся и подумал: "и накроются медным тазом твои, Простомария, банановые маски... что будет с твоей кожей..."
Все крутилось вокруг ошалевшей Простомарии, Хосе что то запихивал в мешки, Мурена с Фрутелой вцепились в друг другу в волосы и тихо мыча дрались, Педросо с кастаньетами все ближе и ближе приближался к застрявшей на лестнице Донне Изе, все смешалось в доме Простомарии. Она вырвалась села на подоконник и закурила большую сигару.

Хосе, Нахулио, и даже Педросо с кастаньетами стали пристально смотреть на Простомарию... Огонек сигары в темном силуэте окна заворожил их. Первым очнулся Хосе. Он залез к себе в карман и нащупал припрятанную травку... "Мужики, а давайте курнём?
они закурили и тут...

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА

Над городком тихо полилась песнь:
- Я знаю пароль, я вижу ананас, я верю, что еноты придут спасать нас!!!
- Я знаю бобров, я вижу бабуин, нельзя с амфетамином мешать кокаин!!!!)))

Пели в разнойбой, но к последнему слову хор выровнялся. Мурена с Фрутеллой замерли в странной позе - обе смотрели искоса, сильно голову наклоня. Простомария поперхнулась дымом, не удержалась на подоконнике и рухнула вниз - все замерли, а внизу раздался ее визг.
Упав в кактусы, Простомария выматериалсь и отряхнув помятую юбку, вылезла из кустов. Сигара торчала в одну сторону, колючки усеяли все задницу. Ну я прям дикобраз - во как, подумала она. И тут ей на встречу неожиданно вышел ... Дон Хуанито-Сузуки-Ацамуро. Как тут оказался плантатор, никто так и не понял. Дон Хуанито-Сузуки-Атауро поигрывал тросточкой из красного дереваи смотрел на звезды. Ничего не подозревающий капиталист между тем мечтал о стряпне донны Изауры, а где-то на дальнем плане его сознания маячила удивительная дамская фигура, мелькнувшая перед ним накануне во время карнавального шествия и отдавившая ему ногу до слез...

Возможно, это была Сердитая Пердитта?! Она искала Простомарию в карнавальной толпе, не заметив Дона Хуанито-Сузуки-Ацамуро, она наступила ему на ногу, произнеся "ну, ни фига себе?!"
И вправду, это была она, но ее никто не узнал! Карнавальный костюм, который надела на себя влюбленная матрона, полностью исключал такую возможность. Шарма может и не добавил, но туманности навеял.

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА

А в это время Хосе вместе с Нахулио и Педросо закончили петь все песни, которые когда-либо были ими заучены и обнаружили, что Простомария исчезла. В комнате ее не было точно. Стоял запах жареной рыбы, Хосе точно знал, как пахнут сверхдорогие духи Простомарии, якобы привезенные ей в подарок из далекой Франции. Разъяренный Нахулио решительно принялся ее искать. А когда он обратил свой взор на распахнутое окно, то был просто поражен.

В окне второго этажа мансарды показалась растрепанная голова Простомарии. Всклокоченная, вся в царапинах и листьях и кактусовых колючках она стояла на плечах флегматичного и до крайности изумленного плантатора:

- Да что вы все приперлись- вашу маму! Совсем не по-девически и даже не по-философски заорала Простомария. Все вон! И банановые шкурки с собой заберите! Я девушка приличная, и ухожу в траур по моему обожаемому, как там его звали.

Она соскользнула с плеч услужливого капиталиста и заковыляла в сторону дома, по пути вытаскивая колючки. Пьяная и помятая она вновь удалялась в даль. Даль оказалась рядом. Дверь за ней хлопнула и тишина накрыла город.
Все замерли. И только слышен был как лысый череп пьяного панды стучится о ступенькам лестницы, с которой его спустила Простомария. «Разлегся тут пьяная скотина»… - последнее, что услышали все участники этого карнавала.

Конец четвертой серии

Оцените пост

0

Комментарии

0
Наконец-то ночь вступила в свои права. Она окутала землю тихо шелестя пожухлыми кожурками от бананов, разнося по городу тонкий мускусный запах выкуренной травки, и только где-то вдалеке заунывную песню затянул запоздалый пьянчужка:

О Мария, ты мечта души моей!
Как я тоскую - приходи скорей!

Всем нужен был покой, события последних дней вымотали всех, и даже Панда, стерпев обиду, сопел во сне под дверью Простомарии...
0
Светало. Городок приходил в себя от очумелой ночи. И даже единственный в селении петух попытался что- то прокричать, но кто-то ночью запихал ему банан в клюв и тот торчал от туда ярко желтый и желанный. Пердита покачиваясь пробиралась огородами к себе домой, все просыпались. Простомария открыла томные очи навстречу новому дню и широко зевнула...
0
Не спала лишь хозяйка комнаты. Простомарии стало душно и она отворила окно. Стрёкот сверчков перекрывали слова песни:

Если не придешь ты, тогда точно знай:
Разольется масло, пробежит трамвай,
Разорвет он тело, голову снесет,
Никто не поможет, никто не спасет...

-Ах, эта знаменитая песня! - в сердцах воскликнула Мария. - Итак тоска съедает...
0
Думаю, лучше поменять местами мое последнее сообщение с вашим. Как-то логичнее будет?
0
Несчастная Сердитая Пердитта встречала рассвет, сидя на холме над городом. рядом валялись пустые бутылки из-под текилы, банановые кожурки и пачки нераспакованных презервативов. хосе так и не пришел. а ведь в угаре откровения явился к Пердитте бог Отикотыкомутотуго и сказал, что именно сегодня на холме ее будет ждать хосе, которому ему, бог, ныне разум вернул и пояснил, что единственная достойная его женщина это она, Пердита. но видимо бог наврал. или что-то перепутал. или злобно пошутил. или это вообще был не бог.... хосе не пришел. всплакнув для приличия, Пердитта встала во весь свой могучий рост, расправила свой могучий бюст и скрутив козью ножку, посмотрела на лежащий у ее ног город. город был обречен
Показать комментарии
Дальше