Одна из тропинок моей жизни

Oyuna February 25, 2011
663
1
0
0

Сегодня опять окунулась в теплые воды реки под названием Детство… Утром, шагая по аллее, каждый метр которой прочно отпечатался на моей  карте дорог и тропинок жизни за 4 года. Я отчетливо вспомнила...

Сегодня опять окунулась в теплые воды реки под названием Детство…

Утром, шагая по аллее, каждый метр которой прочно отпечатался на моей

 карте дорог и тропинок жизни за 4 года. Я отчетливо вспомнила свой тернистый путь до школы. В пятом классе родители перевели меня в другую школу, чтобы я там изучала английский язык. В ближайшей школе был только немецкий. Новая школа находилась очень далеко. Если я училась с первой смены, то по утрам ездила в школу с мамой на служебном автобусе. Мама работала в поликлинике, как раз к 8 успевала. Мои же уроки начинались в 8-30. К школьной двери я подходила примерно в 7-30. Однажды я пришла раньше бабушки, которая открывала по утрам школу, мыла полы в холле на первом этаже, а в остальное время работала гардеробщицей. Она меня тогда очень пожалела, я замерзла под дверью, да и темно было на улице. Видимо, старушка опоздала. Мои слезы замерзли на щеках, и мне было очень стыдно, что я плакала. Каждый день мне приходилось одной торчать целых 45 минут, пока придут мои одноклассники. Я устраивалась на широком подоконнике и зависала на полчаса, думая о чем-то своем. Изредка я наблюдала, как кипит чайник в подсобке у бабушки, как она проворно махала огромной тряпкой, насаженной на уродливую деревянную швабру, как поливала цветы, высаженные в бесчисленные, такие же уродливые, эмалированные кастрюли…

Когда я училась со второй смены, мне приходилось ходить в школу пешком. Автобусы тогда ходили с перебоями, поэтому проще было своим ходом добираться на другой берег. Как только родители выходили из дома, я вскакивала, завтракала под включенный телевизор. Потом делала домашнее задание, все время, отвлекаясь на передачу. После домашки обязательно уборка квартиры. Так-с, влажной тряпкой пыль, пылесос, мойка полов, и, конечно, посуда… Кажется, сейчас до меня начало доходить, что, оказывается, это я сама себя приучила к дисциплине. С тех пор мои привычки нисколько не изменились. Менялось только место жительства и количество пунктов в списке задач…

Уроки начинались в два часа дня. Из дома я выходила в 12-15. Осенью и весной, пока река не была покрыта льдом, я ходила в школу в обход. Сначала я шла от дома по пустырю, где валялись бетонные плиты от замороженной стройки… дальше спускалась с горы, где вдоль дороги зияли страшные, глубокие овраги… А на соседней горе раскинулось бескрайнее, мрачное кладбище, которое волей-неволей попадало в угол моего зрения. Потом я шагала по улочкам с деревянными домами, затем мост через реку (этот мост мне до сих пор снится, и, как правило, я жутко во сне боюсь упасть в воду с такой высоты). На мосту всегда было холодно, дул ветер от воды. На стыках строительных элементов моста были огромные щели, в которые виднелась темная, пугающая вода, закручивающаяся в жуткие воронки… От страха даже кружилась голова, и я спешила ускорить шаг, чтобы быстрее добежать до спасительного участка, где начиналась асфальтовая дорожка тротуара… дальше я шла вдоль заборов частных дворов… За районом базара лежал второй мост, но уже через железную дорогу… после моста начиналось бесконечное ограждение горно-обогатительного завода. От скуки я начинала считать, сколько железных стрелок на одной бетонной панели забора, сколько самих панелей, сколько шагов от моста до конца территории завода… ну, а после завода всего ничего до школы, еще минут 10, если не спеша.

А зимой, когда река Ингода вставала, я ходила напрямую домой. После уроков бежала пулей под горку через три улицы к железным путям, пролезала под вагоном, если стоял состав. Обходить поезд было слишком долго. Однажды я так себе чуть голову не расколола. Пролезала под вагоном как обычно, и вдруг слышу: «Ш-ш-ш-ш…» Поезд тронулся! Я кааак рванула вперед, думала, мой поехал. И кааак со всей дури ударилась лбом о какую-то железяку, которая нависала над колесами. Вмиг весь мир окрасился в красный, потом в зеленый цвет… оказалось, что соседний состав покатился… мой стоял на месте… Но ведь жить-то все равно хотелось! Наверное, минут 10 в себя приходила. Домой пришла с огромной шишкой и тошнотой.

Мне нравилось ходить через ледяные глыбы на реке. Волны Ингоды застывали в самых причудливых формах. Мне казалось, что я бреду по царству Снежной королевы. Когда встречала ровный участок льда, то я обязательно каталась, изображая какой-нибудь танец, как принцесса на балу. Мне казалось, что я двигаюсь безумно красиво… хе-хе… Вообще, это и было моей первой мечтой кем стать. В три года я родителям все уши прожужжала, что хочу быть «пигуристкой». Может быть, я и стала бы известной «пигуристкой», если бы в поселке был кружок фигурного катания.

Иногда после школы меня забирал папа. Когда я выходила за ворота школы и видела папину машину, моей радости не было предела. Такую всеобъемлющую, искреннюю радость, когда хорошее настроение взмывает в небо как птица, пощекотав до этого все нутро, человек все реже и реже испытывает с годами. Как жаль… Я вприпрыжку бежала к машине, плюхалась на заднее сиденье и ждала какой-нибудь приятной новости от папы. Может, он что-то вкусненькое купил? А, может, сейчас поедем в гости к Петровым или Ивановым, где я играла с их дочками…

Вечером после обязательного поцелуя мамы я сладко засыпала. На завтра все повторялось…

 

Из архива

Оцените пост

0

Комментарии

0
очень трогательно.
воспоминания всегда наводят грусть о прошедших временах и моментах, которых уже не вернуть
Показать комментарии