Омар Хайям - как я читаю рубаи

Гульмира 2011 M02 23
835
12
1
0

Наверное, нет таких людей, которые не слышали об Омар Хайяме. Некоторые его читали, единицы пытались исследовать. Он – яркий представитель иранской литературы на все времена. Мной Омар Хайям был...

Наверное, нет таких людей, которые не слышали об Омар Хайяме. Некоторые его читали, единицы пытались исследовать. Он – яркий представитель иранской литературы на все времена. Мной Омар Хайям был открыт в студенческие годы. И вот на протяжении этих лет меня не покидала мысль об изучении его трудов, жизни, личности, и конечно же, рубаи. И чем больше я читала исследования его жизни и творчества, тем больше находила противоречащие моменты, «белые» пятна, открытые вопросы, в изучении которых не пришли еще ни к одному выводу. Я ни в коем случае даже не пытаюсь делать какие-то шокирующие выводы по поводу его творчества, мои знания ограничиваются просто изучением. Но для себя мне хотелось бы все-таки обозначить то, к чему я склоняюсь больше всего из всех возможных вариантов.

«Вино» - так часто упоминающееся в его рубаи – это своего рода «дух» человека, его нутро, а еще и «вдохновение». Ведь человек, если что и делает хорошо, то только из-за того, что он хочет это делать. (по крайней мере, так должно быть). Его подвигает к  поступкам «желание», «вдохновение». И именно это, на мой взгляд, в Хайяме и есть «вино».

Для «вина» нужен сосуд, т.е кувшин, чаша, а чаша для «вдохновения» - это тело человека, «пиала», «жбан» - часто встречающиеся в рубаи – бренны, не вечны, тленны, подвергающиеся воздействию из вне.

Кувшины делают гончары, продумывая дизайн, материалы и все остальное. «Гончар» в рубайях – это Творец всего на земле, Всевышний который и сделал людей, «продумывая дизайн, материалы и все остальное».

Караван этой жизни почти миновал.
Много лет я чужим доверялся словам.
А теперь доверяюсь кувшину, в котором
Только то, что мне кравчий, смеясь, наливал.

«Кувшин» является телом, «кравчий» - это Всевышний, который «заполняет тело духом». (К сожалению, я не знаю, фамилии переводчика этих рубаи).

Я пески бороздил и холмы огибал при луне.
Но в скитаньях моих не прибилась удача ко мне.
Лишь когда осушил я превратностей горькую чашу,
Вдруг случайная радость блеснула монеткой на дне, -

Это рубаи наверняка, появилось позже других, т.к. по смыслу похоже, что Хайям как бы подытоживает свою жизнь, и оглянувшись, делает такой вывод. Когда он «осушил горькую чашу», т.е. жизнь подходит к концу, «радостью, блеснувшей на дне» является осознание смысла жизни.

Вот еще одно:

Если будет в объятьях владелица розовых уст,
В чаше – Хидра вода, и кувшин не окажется пуст,
Музыкантом – Зухра, а Иса собеседником станет, –
Вновь душа расцветет, как весною – гранатовый куст.

Хидр, насколько я знаю, праведник, пророк, он нашел источник живой воды в Средней Азии. «В чаше – Хидра вода, и кувшин не окажется пуст», т.е. если в твоей душе есть что-то «живое», настоящее, и ты не окажешься пустым человеком, который мчится за богатством в алчных целях, то «душа расцветет, как весною – гранатовый куст».

Творец даровал душу человеку для вдохновения, чтобы следовать истинным целям в жизни.

Я в злобный рок не верю, коль мне Творцом дано
Из рук прекрасной пери волшебное вино.
Грози мне адом, дыбой, вини во всех грехах,
Но меж Луной и Рыбой напьюсь я все равно!

Хайямовское «напьюсь» означает как раз и следование своим желаниям, истинным целям. И как бы ни было высоко влияние окружающих вокруг, как бы ни говорили тебе «зачем это тебе нужно?», «брось заниматься всякой ерундой!», в рубайе это «грози мне адом, дыбой, вини во всех грехах», сказать можно только одно: «я все равно буду это делать, пока не приду к какой-нибудь цели, положительной или отрицательной, все равно, но к цели, к которой пришел я сам». В рубаи это «я напьюсь все равно тем вином, которое мне дал Всевышний при рождении».

Рубаи много, их нужно читать, их нужно понимать, понимать по-хайямовски. Тогда действительно рубаи Омар Хайяма откроются во всей их красоте и смысле. Еще, читая рубаи, написанные аж в начале XII, стала понимать, а ничего ведь с тех времен и не изменилось, все о чем писал Хайям, все, что хотел, может быть сказать тогда, настолько актуально и сегодня. Это лишний раз убедило меня в том, что поменяются века, политические строи, правители, климат,  но ценности людей, нравственные, останутся.

 

Автором всех рубаи является, конечно же, Омар Хайям, но к сожалению, мне не вспомнить фамилию переводчика.

Оцените пост

1

Комментарии

0
Интересная трактовка.
Но вы хоть признаете за ним вольнодумство?
0
Помню, так и сводило от хайямовской любви к вину и красавицам. Возможно, после этой статьи стоит перечитать. Хотя некоторые рубаи всегда вызывали у меня восхищение.
Дедушкин любимый поэт, по маминым словам. Читая его, можно хоть как-то понять, каким был дедушка.
0
Судя по характеру моего деда по маме, ему Хайям тоже нравился )
Дед, мир его праху, был тот еще вольнодумец и в тоже время человек степенный и уважаемый.
0
Ох уж наши дедушки)
0
Если он вольнодумец, что отражается в его рубаи, то да, нужно даже признать. но будучи им - он философски рассуждает о жизни. и если он именно такой, который отличен от нравов (что ли?) своего времени, то он вольнодумец. а они могут быть мудрецами, интересно?
Показать комментарии