Сытное будущее

Алишер Ахметов 2011 M02 2
631
4
0
0

Джанибек проснулся рано утром когда солнце еще только появлялось из-за мусорных гор окружавших Алмату со всех стронон. В это утро он собирался занять место в очереди за продуктами, чтобы купить...

Джанибек проснулся рано утром когда солнце еще только появлялось из-за мусорных гор окружавших Алмату со всех стронон. В это утро он собирался занять место в очереди за продуктами, чтобы купить колбасу. Нет, разумееться дефицита, как в страшное советское время не было, и колбасу можно было купить в любом магазине. Просто по вкусу она почему то напоминала мятый картон, и вызывала неприятные ощущения в животе. Хотя некоторые люди попробовав ее несколько раз привыкали и даже не чувствовали приторного привкуса.

Колбаса за которой хотел встать в очередь Джанибек была другого сорта. Такая колбаса продавалась за Стеной — элитный район Алматы между улицами Достык, Сатпаева, Ташкентская и Сейфуллина. Вдоль этих улиц проходила бетонная стена с пулеметными башнами. Внутрь пускали только по пропускам, а проживала там городская элита, в перемешку с китайскими и турецкими бизнесменами. Из простых граждан доступ — по пропускам имели только водители, уборщики, красивые девушки и другой обслуживающий персонал.

Вот и сегодня Ерлан, работающий водителем у Ясина эфенди — хозяина строительной фирмы из Турции, привез партию продуктов. Ерлан имел неплохой доход покупая продукты по карточке хозяина и продавая их соседям. Таких как он называли Поставщиками. Хотя это было опасно: в прошлый раз Саян Алимович — хозяин сети бутиков, поймал проворовавшегося дворецкого и отрезал ему все пальцы правой руки.

Суд признал Саяна невиновным, а на дворецкого завели уголовное дело за воровство. К тому же операция обошлась дворецкому в сорок тысяч долларов (Саян не стал забирать отрезанные пальцы себе). Закончилось тем что хозяин милостиво оплатил операцию и прикрыл дело, взамен взяв молодого человека в пожизненное рабство.

У Джанибека денег хватало только на колбасу. Она стоила сто долларов и он мог позволить себе это удовольствие раз в два месяца. Еще иногда удавалось достать и хлеб, и тогда Джанибек устраивал себе настоящее пиршество. Его дедушка, доживающий свой век в доме для престарелых, рассказывал ему что раньше они ели такой хлеб и колбасу каждый день на завтрак, но Джанибек ему не верил. По телевизору показывали передачи в которых говорилось, что раньше был страшный голод, а правительство продавало людей в рабство другим странам.

Когда Джанибек вышел из своей комнаты, которую он снимал на окраине Алматы, которая раньше называлась Талгар, на улице уже появлялись первые прохожие. Нищие выползали из своих нор и мусорок и протяжно просили милостыню, поджидая государственного развозчика еды. Когда Джанибек был студентом, он тоже один раз вставал в эту очередь, после того как голодал в течение трех дней. Но, увидев ад через свой желудок, он проникся настоящей жалостью к неимущим и с осуждением смотрел на однокурсников отстреливавших бомжей из пистолетов.

С оружием он не расставался не на минуту. Банды детей и подростков нападали на прохожих, не опасаясь камер полиции, которыми был утыкан каждый угол города. Камеры не помогали против преступников, а полицейские появлялись в лучшем случае час спустя устало передвигая свои крупные туши. За это время убийцы уже скрывались среди мусорных гор. Зато правительство собирало данные о перемещениях граждан и потом продавало их рекламным агенствам, что позволяло увеличить поступления в бюджет.

Джанибек подошел к началу очереди возле дома Ерлана. Там уже стояло человек пять. Некоторые расторопные поставщики купили автоматы печатающие билеты для стоящих в очередь. Но Ерлан таким автоматом не обзавелся, поэтому среди стоящих часто возникал спор о порядке очередности, переходящий в поножовщину. Пока все было спокойно и Джанибек надеялся успеть уйти пока не началась драка между теми кому не достались продукты.

Пока Джанибек стоит в очереди, опишем двор в котором он живет. Молодому парню повезло. Он жил в старом дворе, в пятиэтажном доме, построенном еще в советское время. Поэтому дом не сыпался, хотя уже подходил срок его эксплуатации. Подъезды были более-менее чистыми, а на маленьких лавочках во дворе сидели молодые безработные, проводя так весь день.

На детской площадке играли дети платившие по доллару за вход. Возле каждого подьезда стояли промоутеры, раздававшие флаеры и приглашения на разные семинары. Поверхность асфальта, стен дома и гаражей продали рекламщикам, которые изрисовали их картинами с газировкой, дальними путеществиями и страховыми агенствами. Рекламщики яростно прогоняли парней которые хотели нарисовать граффити.

Небо было затянуто облаками смога, исходящего от фабрик вокруг города. Солнце появлялось два раза в день, во время рассвета и заката, а воздух в городе напоминал парник. Фабрики предлагали закрыть, и жители даже протестовали. Но хозяева фабрик заявили что если они закроют фабрики, то город потеряет множество рабочих мест и тогда безработица повысится с общемировых 25 до опасных 40 процентов. Мэр этого не мог допустить, так как еще не достроил дачу на Кок-Тюбе. Поэтому дело потихоньку затушили.

Прошло полчаса и из дома вышел Ерлан. В руках у него было по массивной сумке и по очереди, выросшей от подьезда до выхода из двора, пробежала нетерпеливая дрожь. Ерлан потер руки, и неспеша приоткрыл сумку. От нее пошел аромат сыра, колбасы и других органических продуктов. Глаза первого человека стоявшего в очереди заслезились. Он протянул руку с двумя стодолларовыми купюрами и попросил одну докторскую колбасу и один сыр. Ерлан взял деньги и протянул кусок сыра покупателю.

«А как же колбаса?»

«Колбаса теперь стоит двести, сыр также. Вчера люди за стеной поймали одно го поставщика и в назидание другим высекли его железными прутами. Бедняга висел на стене и истекал кровью, затем его отпустили. Больше я туда не пойду.»

Очередь заволновалась. Люди в задних рядах потихоньку ропотали, осознав что сегодня у них может быть последний шанс попробовать настоящую еду. Ерлан заторопился. Когда очередь дошла до Джанибека, он купил колбасу и быстро пошел к себе домой, держа руку возле пистолета в кармане.

Прийдя в свою комнатушку он запер дверь и осмотрелся. В его шкафчике успели порыться, но рядом лежал листок бумаги с логотипом полиции. Джанибек понял что это был очередной обыск с целью защиты граждан от терроризма. Поэтому он спокойно прошел к холодильнику и приоткрыл дверцу. Холодильник был набит разными продуктами вызывающими разную степень привыкания, с целью приручения клиентов к определенному бренду. Джанибек пристроил колбасу между гигантскими овощами и фруктами и позволил себе улыбнуться в первый раз за день. Сегодня вечером он попирует…

 

Оцените пост

0

Комментарии

0
Вашему вниманию рассказ, который я написал три года назад.
0
не так плохо как я ожидал. крепкая такая зарисовка. Слегка тдает Беркемом Аль Атоми. Хвалю
Показать комментарии