Первородный грех развивающихся рынков

econkz 2009 M06 1
756
2
1
0

Несмотря на то, что экономисты давно изучают финансовые кризисы, причины их возникновения и меры по их предотвращению, новые кризисы ставят перед ними новые проблемы. Одним из вопросов получивших...

Несмотря на то, что экономисты давно изучают финансовые кризисы, причины их возникновения и меры по их предотвращению, новые кризисы ставят перед ними новые проблемы. Одним из вопросов получивших значительное внимание после Азиатского кризиса стал валютный дисбаланс, т.е. ситуация в которой население и предприятия занимают в иностранной валюте, несмотря на то, что доходы формируются в национальной валюте.

Это явление присутствует и в казахстанской экономике. В стране высокий уровень долларизации и зачастую наблюдается индексация цен в у.е. или «условных единицах», особенно для крупных покупок – машин и недвижимости. Как выразился один казахстанский эксперт, «у нас практически две национальные валюты функционируют: это тенге и доллар».

Проблема долларизации – очень сложный вопрос и в ближайшее время этой теме будет посвящен ряд постов. Однако попытаемся понять, почему же казахстанцы брали кредиты в иностранной валюте?

Если рассмотреть эту проблему более абстрактно то можно ответить, что это происходило потому, что коммерческие банки перекладывали валютные риски на потребителей и предприятия. Возникает вопрос, откуда эти риски взялись у коммерческих банков?

Коммерческие банки (как и все субъекты нашей экономики) не могли привлекать внешних займов в тенге, ситуация которую макроэкономисты называют «первородным грехом» (original sin, cf. традиционное использование этого термина). В теории, унаследовав этот «грех» экономика неизбежно будет подвержена кризису, т.к. образуется валютный дисбаланс и девальвация местной валюты в конечном счете вызывает дефолт заемщиков. Первородному греху подвержены почти все развивающиеся рынки (emerging markets), т.к. практически ни одна развивающаяся страна не может привлекать внешних займов в национальной валюте (на условиях сравнимых с займами в иностранной валюте).

Почему же развитые страны могут привлекать внешние займы в своей валюте, а развивающиеся нет? Одной из причин можно назвать то, что обменный курс в развивающихся странах зачастую управляем (dirty float), например НБРК через интервенции на валютном рынке поддерживает курс тенге для предотвращения резких колебаний. Управляемость курса делает сложным прогнозирование его поведения и внешние кредиторы перекладывают все валютные риски на заемщика. Однако сложно считать это главной причиной, по-крайней мере нет сильной эмпирической связи, к примеру см. статью Berkmen and Cavallo (2009). .

Популярная на данный момент тема введения региональной валюты не избавит нашей экономики от «первородного греха» при отсутствии решения проблемы валюты внешнего заимствования. Ведь, как и прежде, при внешних займах выраженных в иностранной валюте девальвация тенге (или рубля, если мы, к примеру, перейдем на рубль) усугубит положение заемщиков (если банки вновь перенесут валютные риски на них) либо банков (если валютные риски останутся на их балансах). Полностью избавиться от валютного риска можно лишь если будет одна единственная мировая валюта (без параллельного хождения независимых национальных валют), но в ближайшей перспективе это не реалистично.

А пока для снижения подверженности экономики валютному риску казахстанским банкам придется ограничиться привлечением депозитов в тенге, либо найти эффективный способ привлечения внешних средств в национальной валюте. В первом случае, ограниченность внутреннего рынка будет сдерживать масштабы банковского сектора, во втором – банки могут продолжить значительный рост, но, увы, этот сценарий маловероятен.

Данный пост является ретрансляцией. Ссылка на оригинал.

Оцените пост

1

Комментарии

0
а что там с Евраз -ом?
0
Не отслеживал последних новостей, но как я понимаю, пока это только на стадии обсуждения.
Показать комментарии