Чудеса в наших руках

Oyuna 2011 M01 31
600
0
0
0

Во сколько люди начинают себя помнить? Я начала себя помнить рано. Примерно с того же момента, как научилась ходить. Мир из привычного горизонтального положения перешел в новое - вертикальное, и ум...

Во сколько люди начинают себя помнить? Я начала себя помнить рано. Примерно с того же момента, как научилась ходить. Мир из привычного горизонтального положения перешел в новое - вертикальное, и ум стал работать быстрее.

Мое самое первое воспоминание: я ползу возле тумбочки и вижу за ней яркий, оранжевый апельсин. Родители рассказывают, что я радостно куда-то показывала рукой, в нетерпении ползала вокруг тумбочки, пока папа не отодвинул ее и не нашел апельсин, который закатился туда в новогодние праздники. Мне было год и 4 месяца.
Следующая вспышка: в комнате темно, папа сидит за столом, а я сижу у него на коленях. Он что-то старательно выводит на листе бумаги. Лампа ярко освещает стол. В дверях появляется мама, я радуюсь, спрыгиваю на пол и бегу к ней. Рассказ родителей: я сидела у папы на коленках, а он готовил титульный лист к дипломной работе. Лист вышел на славу, у папы каллиграфический почерк... Пока отец любовался им, я его схватила своими быстрыми ручками и смяла! Пришлось папе заново рисовать титульный лист… Мне было год и восемь.

Забавно, как дети воспринимают все буквально, а любопытство просто распирает детское сознание.
Мама варила варенье. Большой деревянной ложкой она помешивала сладкую массу в большом тазу и приговаривала: «Если сахар застынет, то получатся «петушки»» Мои глаза от удивления и восторга полезли на лоб: «Ого! Петушки?!» Я сидела рядом с тазом и терпеливо ждала появления птиц, а их все не было и не было. И, наконец, не выдержав, как закричу недовольно: «Мама, ну когда появится этот петух?!!!»

Как-то тетя чистила картошку. В ее проворных руках кожура быстро превращалась в длинную ленту и падала в мусорное ведро. «Ой, как много «глазков», смотри, Оюна, как «глазки» нужно чистить» Я даже онемела от мысли, что у картошки бывают глаза. Я рассматривала картошку и не могла понять, где там тетя увидела глазки у нее? В голове уже сложился образ  клубня, утыканного маленькими синими глазками и почему-то с пушистыми ресничками, как у Синеглазки Носова. Но то, что видела я перед собой, совсем не было похожим на глаза.

Лет в шесть у меня выпали передние верхние зубки, и взамен показались новые. Мама сказала, что потихоньку все зубы выпадут, и на их месте вырастут новые, хорошие зубки. Я радовалась, что некрасивые «стоптанные», «мятые» жевательные зубы выпадут, и вырастут новые, плоские и гладкие, как передние зубы. И какого же было мое разочарование, когда начали расти такие же «помятые» коренные зубы…

Примерно до 12 лет я каждый день открывала что-то новое, иногда сразу несколько открытий в день происходило.
Помню свой безумный восторг, когда я в первый раз случайно разглядела снежинку. Оказывается, это не просто бесформенная масса, которая весело скрипит под ногами, она на самом деле такая же легкая, ажурно-резная, как бумажные снежинки на новогодней елке! Нет, настоящая снежинка выполнена гораздо филиграннее самой природой, такую ювелирную работу человеку сложно повторить. Я разглядывала маленькое чудо на своей варежке и чувствовала бесконечное счастье от сделанного открытия.

Со временем открытий становится все меньше и меньше, и места чудесам почти не остается. Был прекрасный писатель Леонид Бородин, который в своей детской повести «Год чуда и печали» дал замечательное определение чуду: «Чудо — это есть то, что вопреки. Но вопреки чему? Конечно же, нашему опыту. И потому, чем опытнее человек, тем недоступнее ему чудо, тем невозможнее ему принять его, примириться с ним»
Сегодня понедельник, и я желаю каждому до конца недели сделать семь маленьких, но приятных открытий, и испытать семь вдохновляющих чудес!

Оцените пост

0