KHL
NHL
VHL

Новости

20 сентября / вторник
6 сентября / вторник
30 августа / вторник
29 августа / понедельник
28 августа / воскресенье
27 августа / суббота
26 августа / пятница
25 августа / четверг

Руслан Берников: "Модано, Хатчер, Морроу - здорово было с такими людьми пересечься"

Гладкий чемпионат ВХЛ вот-вот перевалит за середину. Срок достаточный, чтобы в команде определились лидеры. В «Казцинк-Торпедо» один из них, несомненно, россиянин Руслан Берников.

Нападающий 1977 года рождения, за свою карьеру он провел 12 сезонов в клубах Суперлиги и КХЛ. В его трудовой книжке – московское «Динамо», ЦСКА, «Крылья Советов», хабаровский «Амур», тольяттинская «Лада», мытищинский «Химик», казанский «Ак Барс», уфимский «Салават Юлаев», новосибирская «Сибирь», нижнекамский «Нефтехимик», чеховский «Витязь», тюменский «Газовик» и нижегородское «Торпедо». Довелось поиграть и за сборную России – Еврохоккейтур-2003.

В усть-каменогорский клуб этого многоопытного форварда изначально приглашали на роль лидера. И вот теперь Берников доказал всем: с выбором не ошиблись!

О такой статистике мечтали бы многие игроки. Сегодня Руслан занимает первое место в команде среди бомбардиров (20 очков) и ассистентов (14 очков), он лидер по броскам по воротам (89), победным шайбам (2), решающим буллитам (1), а по среднему игровому времени на площадке уступает только Евгению Штайгеру. А ведь начинался сезон для Руслана очень не просто…

Накануне очередных домашних матчей Руслан Берников рассказал о себе в интервью официальному сайту «Казцинк-Торпедо».

– Руслан, Вы воспитанник московского «Динамо». Расскажите, как для Вас начался хоккей?

– Мне было лет шесть, в Москве мы ехали в метро, и отец прочитал объявление, что в хоккейную секцию «Динамо» производится набор мальчиков 77 года рождения. Сами мы жили в Домодедово, на тренировку добираться нужно было порядка двух часов в один конец, сменив автобус, электричку, метро. Но отец решил возить меня, и я стал заниматься. Сам отец – мастер спорта по дзюдо, но в дзюдо не стал меня отдавать. Говорил, что это очень тяжелый вид спорта, индивидуальный, где все зависит только от тебя. В хоккее все-таки многое зависит от партнеров. Если что-то не получается у тебя, они всегда помогут.

– Как складывались «взаимоотношения» с шайбой?

– До 13 лет я был самым маленьким в команде. У меня плохо было с ростом (сейчас рост 189, вес 102 кг – прим авт.). Это уже подростком я резко вытянулся. Начинал играть в защите, но потом появились более рослые мальчишки, и меня перевели в нападение.

– Никогда не сожалели о том, что не остались защитником? Все-таки теперь у Вас такие габариты.

– Нет. Мне кажется, больше радости получаешь, забивая голы и отдавая передачи. Для меня это интересней.

– А какой Вы нападающий, можете дать себе характеристику?

– Обычно все говорят, раз большой – значит нападающий таранного типа. Наверное, так. Я не против силовой борьбы. Хороший силовой прием, как и гол, доставляет удовольствие.

news_3492_2.jpg

– Отец сыграл большую роль в Вашем становлении в хоккее?

– Отцу я безмерно благодарен. В детстве моя семья жила скромно. Отец работал на трех работах. Был тренером в секции, работал на водоканале и еще подрабатывал. И при этом находил время на меня, возил в Москву. Если бы не он, моя судьба сложилась бы иначе. Скорее всего, я бы так и остался в Домодедове, во дворах, как многие мои сверстники, потому что делать там больше было нечего.

Конечно, отец много вложил в меня. Он забирал меня из школы, в электричке я кушал из термоса. Тренировки чаще всего были в 7 утра или в 9 вечера, поэтому часто возвращались домой в час ночи, а полпятого утра уже нужно было вставать и ехать на следующую тренировку.

– Как Вы переносили такие нагрузки? Или все затмевало желание играть?

– Я думаю, в детстве я этого особо не осознавал. Ну, привезли на тренировку, надели коньки, зашнуровали – побежал.

– А когда почувствовали: «хоккей – это мое»?

– Когда стал взрослым. В 16-17 лет, когда понимал уже, что нужно зарабатывать деньги, кормить семью.

– Вы рано повзрослели! Знаю, в 16 лет Вас приглашали в юниорскую лигу за океан. Там действительно можно было заработать, но Вы отказались от поездки…

– Два года подряд в составе сборной Москвы мы ездили в турне по Канаде, и я два раза становился лучшим бомбардиром. Действительно, было много предложений от юниорских лиг Канады. Но я принял решение остаться в России.

– Причина?

– Моя жена Юля. В то время мы уже встречались. А для того, чтобы играть в Канаде, было условие – я должен был приехать один. На что я не согласился. У нас уже были отношения, и я не хотел их терять. Хотя может быть это и рано – 16 лет, но так бывает. Юля прошла со мной весь мой путь в хоккее – все города и клубы. Начиная с моей первой командировки в 17 лет в Екатеринбург, когда меня отдали в аренду.

Там не было никаких условий. Жил в гостинице, клуб предоставлял номер, и Юля приехала, чтобы быть со мной. С тех пор мы всегда вместе, потому что жить на расстоянии – тяжело. Вместе пережили все трудности первых лет карьеры, когда было безденежье, несправедливость, обманы со стороны нечестных клубов. Нам было 19-20 лет, у нас не было денег, питались за счет родителей. Было стыдно, но что делать. А Юля всегда поддерживала меня, никогда я от нее не слышал упреков.

news_3492_3.jpg

– Я знаю, Юля по образованию журналист…

– У нее три высших образования. В те годы, когда я играл в Москве или рядом с Москвой, она училась в институтах, в поездках, когда мы уезжали – заочно. Помимо журналистики она окончила пединститут. Еще одно образование – спортивный тренер. Этим летом в Москве она хотела устроиться в фитнес-центр, но так получилось – приехали сюда, и пока она продолжает оставаться домохозяйкой.

– Жертвует своей карьерой ради Вашей?

– Получается так. Мы оба считаем, что если каждый пойдет своей карьерой, это плохо скажется на нашей жизнь. Потому что, может случиться так, что расстояния разделят нас.

– Оглядываясь назад, Вы никогда не жалели, что в 16 лет выбрали любовь, а не карьеру за океаном?

– Конечно, нет. Мы уже 17 лет вместе, и я понимаю, что нисколько не ошибся. У нас двое детей – сын и дочка. Карине 4 года, Даниле – семь.

– Он играет в хоккей?

– Да. Сейчас занимается здесь, в «Торпедо-2003». Если отец хоккеист, почему бы и сыну не быть хоккеистом?!

– Уже делитесь с ним своим мастерством?

– Да. Летом во время отпуска я провожу хоккейные сборы, участвую в них в роли тренера. Мы набираем детей, вывозим в спортлагеря. Я понимаю, что мне это нравится и в дальнейшем я смогу в чем-то помочь своему сыну.

– Чувствуете в себе потенциал наставника?

– Мне очень нравится работать с детьми, я чувствую, что могу их контролировать, я знаю их психологию. Я сам через все это прошел, и, думаю, никто не передаст начинающему хоккеисту больше, чем действующий или бывший хоккеист.

– Вы уже опробовали себя в роли тренера. А кого из своих наставников Вы вспоминаете с теплотой?

– Моего первого тренера Евгения Николаевича Котлова, который меня воспитал, довел до команды «Динамо», до 16 лет. Он очень много в нас заложил, мы своим годом много выигрывали: и первенство Союза, и Москву. Очень грамотный тренер, сам бывший хоккеист. Ему я очень сильно признателен.

Благодарен Михаилу Павловичу Варнакову, который, когда у меня был сложный период, и я даже хотел заканчивать с хоккеем лет в 20, дал мне шанс. Меня пригласил назад в «Динамо» Билялетдинов, и Михаил Павлович, будучи вторым тренером, каждый день со мной часами индивидуально занимался на льду, подтягивал физику, тактику, технику. После него я, можно сказать, вернулся в большой хоккей, вышел на другой уровень.

news_3492_4.jpg

– Ваша карьера столь динамична и насыщена, что в одном интервью ее вряд ли охватишь. Назовите самые яркие точки.

– Ярких моментов было много. Конечно, один из самых запоминающихся – игра в сборной России. В сборную я попал в тот год, когда играл в «Крыльях Советов». Очень удачно стартовал в сезоне, шел первым среди бомбардиров Суперлиги. И Плющев дал мне шанс на шведских играх.

Я забил в первой же игре с канадцами. Это была победная шайба. Игры мы выиграли. Очень мне понравилось. Потом меня пригласили на сборы перед чемпионатом мира, но в товарищеской игре я повредил связки руки, и сезон для меня закончился уже в феврале.

– А история с драфтом?

– В 24 года я играл в Хабаровске. Позвонил агент и сказал: тобой интересуется «Даллас», хотят взять тебя на драфт. Я сказал: хорошо, здорово! Потом прошел драфт, меня выбрали в пятом раунде, не так и плохо, 139-ым, по-моему. И я поехал на сборы в тренировочный лагерь.

Я тогда был еще в Хабаровске, отпросился на 2 недели. Прилетел 5 сентября, а 11 как раз башни попадали. Я проживал с Романом Ляшенко в номере в гостинице около аэропорта. 11 сентября утром проснулись, я говорю: Ром, что-то самолеты не летают. Мы оделись, поехали на медосмотр, и там уже Зубов и Каменский ввели нас в курс дела. Было немного страшно.

Тренировочный лагерь очень понравился. Там были звезды – Модано, Хатчер, Морроу. Очень здорово, конечно, было с такими людьми пересечься, побыть в одной команде, сходить вместе на ужин, на бейсбол. Побыл в лагере две недели, предложили пока пойти в фарм. Но я считал, что у меня были неплохие перспективы в «Амуре» Хабаровска и принял решение вернуться.

В любом случае, поездка в Даллас – тоже один из ярких моментов в карьере. Вообще, яркие моменты – это всегда, когда что-то хорошо получилось. Их было много. Это и плей-офф в «Амуре», игра за «Динамо» в Евролиге, хороший сезон был в Нижнекамске, Череповце, Уфе, не говоря уже о «Крыльях Советов».

– Прошлый сезон тоже был для Вас достаточно ярким. В «Крыльях Советов» Вы были лидером, да и в лиге в целом делили 1-2 место среди бомбардиров. Что случилось потом, как Вы оказались в «Казцинк-Торпедо»?

– Ну, во-первых, «Крылья» прекратили свое существование, с нами до сих пор еще не рассчитались, у клуба большие долги. Конечно, если бы команда сохранилась, я бы остался в Москве. Потому что этот клуб для меня очень дорог, практически все лучшее в плане игры происходило в нем. Но уже в январе я понял, что ничего хорошего в финансовом плане там не будет.

Поступило предложение из Нижнего Новгорода, я поехал и два месяца отыграл в КХЛ, но в плей-офф команда не прошла – сезон закончился. В этом году было много предложений, но Олег Владимирович Болякин умеет убедить. Мне понравилось такое внимание, мы много с ним беседовали, и я решил поехать в Усть-Каменогорск.

news_3492_5.jpg

– Как жена отреагировал на переезд в Казахстан?

– Ну, она и в Хабаровске со мной была. А это гораздо дальше. Вообще, для нас место роли не играет – главное быть всем вместе.

– Главный тренер «Казцинк-Торпедо» с самого начала, общаясь с прессой, говорил о том, что Вас пригласили на роль лидера команды. А сезон у Вас начался «не очень». Психологически давило такое вот «ожидание большего»?

– Это всегда очень давит на игрока. И я вначале на этом сильно зацикливался. И сам понимал, что не получается набирать очки. Но потом, в какой-то момент решил раскрепоститься, поиграть в пас, и получилось потихоньку. Конечно, важную роль сыграло то, что доверие тренера продолжало сохраняться на протяжение всего этого времени. Это постепенно нормализовало мое психологическое состояние.

– Несколько слов о команде. Как Вам «Казцинк-Торпедо»?

– Команда очень мастеровитая, мощная. Пока не хватает стабильности, думаю, это из-за того, что много игроков поменялось, коллектив так быстро не складывается. Зимой должны разыграться. К плей-офф подойдем во все оружие.

– Сейчас Вы вышли на позицию лидера по очкам в команде, каковы планы на ближайшее будущее?

– Всегда хочется играть еще лучше, чем играешь в данный момент. Хочется догнать лидеров лиги. Я считаю, что не слабее их, что доказал прошлый сезон, когда я делил 1-2 место среди бомбардиров ВХЛ, пока не ушел в КХЛ. Поэтому личная задача – набирать очки и помогать набирать очки команде. Это главное. Ведь если команда проиграла, а ты набрал очки за результативность – они не доставляют радости. Это поражение, и ты переживаешь его так же тяжело.

– За свою карьеру Вы сменили ни один клуб. Если все сложится, хотели бы подольше поиграть за «Казцинк-Торпедо»?

– Любой хоккеист хочет играть в одном клубе подольше. Но не всегда все зависит от нас. Да же это интервью я бы вам уже не давал, если бы после сентября с одним набранным мною баллом за результативность Болякин отчислил меня из команды.

Все-таки если игрок не показывает результат, которого от него ждут – с ним расстаются. Спасибо ему, что он прочувствовал ситуацию, продолжал доверять мне. А так, приходя в команду, игрок, как правило, связывает с ней дальнейшие планы.

news_3492_6.jpg

– А пришелся ли по вкусу сам Усть-Каменогорск?

– Маленькие города мне всегда нравились больше, чем большие. За исключением Москвы. Я сам из маленького города. Здесь нет пробок, движение попроще, жизнь попроще…

– Интересно! Вам кажется, что пробок нет, а нам: у нас такие пробки!

– В прошлом году я играл в Москве, и чтобы добраться на тренировку по 2 часа стоял в пробках, хотя ехать до Дворца всего 30 минут. Вот это пробки! Усть-Каменогорск мне понравился, и очень понравилась природа за городом. Мы уже объездили все окрестности.

Ребята помогают, подсказывают места. Сергей Огурешников показал все достопримечательности. Очень понравился Голубой залив, Сибины, Горная Ульбинка. В бытовом плане тоже нет никаких проблем: клуб предоставил хорошие условия, так что нас все устраивает.

– Отлично! А чтобы Вы пожелали болельщикам?

– Чтобы они поддерживали нас не только, когда мы выигрываем, но и когда проигрываем. Критика, если она есть, должна быть адекватной, а не сводиться к эмоциям отдельных людей после отдельной игры. И главное: быть всегда с нами, верить в нас!

– Спасибо за беседу. Удачи вам и команде!

26 ноября 2011, 0:00
0
0
865

Загрузка...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter