KHL
NHL
VHL

Новости

20 сентября / вторник
6 сентября / вторник
30 августа / вторник
29 августа / понедельник
28 августа / воскресенье
27 августа / суббота
26 августа / пятница
25 августа / четверг

Константин Глазачев: "Говорили, что в Казахстане злые люди"

25-летний новичок «Магнитки» Константин Глазачев рассказал редакции "Hot Ice" о своем пребывании в "Барысе", травме Спиридонова и впечатлениях от Астаны:

- Зря ушли из «Барыса»?

- Не скажу, что сезон в Минске получился совсем провальный. Можно было и лучше сыграть, но нас брали под задачу — и мы эту задачу выполнили. После «Барыса» у нас были предложения уйти в топ-клубы, но по одиночке. А мы хотели именно тройкой уйти — я, Макс Спиридонов и Йозеф Штумпел. Сейчас мы с Максом едем в «Магнитку» вместе. Приятно играть с человеком, которого настолько понимаешь на льду. Мы созваниваемся каждый день, катаемся сейчас вместе, в зал только по отдельности ходим: он в центре Москвы живет, а я в Куркине.

- Когда вас со Спиридоновым впервые вместе поставили?

- Мы с ним пересекались в Ярославле — он как раз из «Амура» приехал. Там мы вместе не играли. В Новокузнецке сыграли матчей пять от силы. А в «Барысе» нас поставили с предсезонки вместе — и сразу же пошло. В первой игре на турнире в Омске забили несколько голов — и после этого нас не разбивали вообще никогда. Только если травмы. Я однажды получил травму, вместо меня в звене играл Дэвид Немировски — и у него очень хорошо получалось. И тогда меня поставили в другое звено. Но я провел несколько игр, Дэвид получил травму и я вернулся обратно.

- Помните момент, когда Максиму коньком шлем пробили?

- Конечно.

- Он, кажется, не помнит. И несколько дней, говорит, отходил. Он вас в раздевалке сразу узнал?

- В раздевалке он тупил, я бы так сказал. «А? Что? Где?» Мы с Серегой Гимаевым от него целый вечер не отходили. Выглядело это так. Макс спрашивает: «А как сыграли?» — «2:5, Макс». — «А кто забил?» — «Гена и Рома». Проходит минут 15. Макс говорит: «Пацаны, как сыграли-то? А кто забил?» Мы с Гимаевым переглядываемся. Отвечаем. Проходит время — опять. В конце концов не выдержали: «Макс, ты это уже двадцатый раз спрашиваешь». — «Да? А я что-то не помню». Сейчас смешно вспоминать, но поначалу-то было страшно за Макса. Там же в шлеме дырка от конька была. Вообще чудовищный был эпизод: кровь лила, все в ужасе.

- Какая была ваша самая неприятная травма?

- В «Барысе» мне однажды дико забили бедро. Я уходил от силового приема у борта. Сзади была скамейка - то есть просто борт без стекла. И я не мог принимать этот прием на себя, потому что так можно спину повредить о край борта. Попытался уйти от приема. Сам-то ушел, а ногу оставил. И мне коленом очень жестко въехали в бедро. Матч я доиграл — боль началась после, когда нога остыла. Было все хуже и хуже. Я думал, это ерунда, сейчас пройдет. Замотать льдом — и порядок. Но я пропустил месяц. Никакого перелома, но нога так распухла, а мышца была настолько забита, что можно было стучать по ней, как по дереву. Бедро у меня было синее, а потом эта синева вниз пошла. Восстанавливаться тяжело было. Нельзя было правильно напрячь мышцу. Она как будто вылетала.

- В Казахстане вы расцвели как игрок. Но ехать-то туда не боялись?

- Мне говорили все: «Ты аккуратнее, там такие злые люди». А когда я приехал, не понял, с чего это меня предупреждали. Астана — прекрасный город. На Эмираты похоже.

21 июля 2011, 0:00
0
0
259

Загрузка...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter